Блузы

© Photo: Courtesy of Selina Sanders

Мода

Мы не можем налюбоваться этими вещами, сделанными из кухонных полотенец и постельного белья 

Петчворк, апсайклинг, осознанное потребление — все, как мы любим

Свой бренд одежды из вторичных материалов дизайнер Селина Сандерс запустила случайно. Год назад калифорнийская художница из Альтадены перешла по хештегу инфлюенсера и YouTube-блогера Бэт Джонс #alwaysplaydressup и обнаружила множество людей, которые не только демонстрировали свои модные образы, но и сами создавали вещи. Вдохновившись, она сделала свою первую рубашку из подручных средств: «У меня было много кухонных полотенец с цветочным принтом, я взяла одно из них, с красивым гибискусом, и соединила его с лоскутным одеялом из 1990-х», — рассказывает она о своем творении. 

Джонс сделала репост топа Сандерс, и у девушки появились первые поклонники. Будущий дизайнер поняла, что придумала что-то необычное, и решила заняться этим серьезно. И вот спустя год мы можем наблюдать, как Селина превращает кухонные полотенца, одеяла и скатерти в блузы с рукавами-фонариками, рубашки на пуговицах и сарафаны. За девушкой в инстаграме уже следят больше 40 тысяч подписчиков, которые моментально раскупают все ее новинки. 

© Photo: Courtesy of Selina Sanders

Сандерс росла на Филиппинах и с детства любила давать старым вещам новую жизнь. Ее мама была дизайнером и всегда делала что-то из самых неприметных тканей. «Мои бабушка и дедушка приходили домой и видели, что занавески и постельное белье исчезли», — смеется девушка. Она с теплотой вспоминает вылазки с мамой в секонд-хенды и так называемые rag houses (от английского rag, «тряпка». —  Прим. Vogue) в поисках необычных тканей: «Rag House — это оптовый склад, организованный по разным категориям — винтажные футболки, деним, cтуденческие бомберы. Мы с мамой всегда искали там материалы с историей».

В модной индустрии она работает последние 15 лет. Зная все тонкости области моды, она поняла, что карьера в большой компании — не для нее. «Я увидела другую сторону фэшн-сферы с точки зрения потребителя и массового производства», — говорит Сандерс. Она хотела делать свою работу более экологичным образом, и у нее это получилось — ее линия одежды дает вторую жизнь забытым тканям. «Мне нравится, когда итоговый вариант получается даже лучше первоначальной задумки вещи», — делится девушка.

© Photo: Courtesy of Selina Sanders

Каждая вещь, сделанная Сандерс, существует в единственном экземпляре. Уже готовые изделия она выставляет на продажу каждую третью пятницу месяца (последнее обновление было вчера, 16 апреля). Для более персонализированного подхода покупатели высылают собственные старые ткани, которые она соединяет с материалами из личных запасов. «У меня целая коллекция винтажного текстиля с разными принтами, — рассказывает Сандерс о своих тканях и делится секретом: многие из них она закупает на eBay. — Я всегда спрашиваю продавца об истории вещи. Мне нравится представлять, как незнакомая мне женщина вышивала ее своими руками».

И хотя она использует все виды текстиля, от наволочек до скатертей, изделия из кухонных полотенец стали самыми востребованными. Не важно, что вышито на них — старые часы, австралийские коалы или ретромашины, и Сандерс, и ее поклонников привлекают не только принты, но и философия. «Изначально кухонные салфетки были декоративным элементом для чайных церемоний, но в Америке их стали использовать как сувениры, — говорит Сандерс. — Мне нравится то, как они отражают течение времени». Она с удовольствием берется за сложные задачи — например, любит соединять в своих дизайнах полотенца разных размеров. «В моей работе всегда много расчетов и измерений, поэтому я точно знаю, где и как встанет тот или иной кусок», — делится девушка. 

© Photo: Courtesy of Selina Sanders

Весной и летом она планирует экспериментировать с новыми силуэтами. Так или иначе, дизайн всегда будет отталкиваться от ткани, а не наоборот. «Когда у меня появляется новое полотенце или постельное белье с вышивкой, я сразу вижу, что могу из этого сделать. У меня так много тканей, но я помню каждую их них!» 

Christian Allaire/Vogue.com

Читайте также