© Celine осень-зима 2017

Мода

Преемственность или копипаст? Как дизайнеры продолжают дело креативных директоров, с которыми работали

Тех, кто играл вто­рую скрипку при известных креативных директорах, часто уличают в подражательстве. Но так ли это?

Три года назад, когда Фиби Файло объявила об уходе из Celine (тогда еще — Céline), редкий файлофил не схватился за сердце и не разразился драматичным постом в соцсетях. Скоро, правда, обнаружилось, что любители прекрасного лили слезы почем зря: на риторический вопрос «На кого ж ты нас покинула?» нашелся вполне конкретный ответ. И даже не один: наследников у queen of cool оказалось достаточно, чтобы между ними развернулась борьба за оставленный англичанкой престол. А точнее — за место в шкафах ее поклонниц и поклонников (Фиби помимо прочего оказалась среди пионеров агендерной моды: в ее номинально женских коллекциях находили чем поживиться и мужчины — в их числе Канье Уэст и Фаррелл Уильямс). 

Rokh весна-лето 2021; Peter Do весна-лето 2021; Bottega Veneta осень-зима 2020

Спустя полгода ­после отставки Фиби и назначения Эди Слимана итальянский Дом Bottega Veneta ангажировал на должность креативного директора британца Дэниела Ли, шесть лет работавшего с Файло плечом к плечу в качестве дизайн-директора. Ставка ­себя ­оправдала: с ­первых же коллекций стало ­ясно, что #NewBottega — это если и не #OldCeline, которого так ­жаждали безутешные фанаты, то как минимум качественный сиквел. Примерно в то же время на горизонте замаячило имя еще одного «выпускника» Celine: собственным брендом с маленькой командой и офисом в нью-йоркском Мидтауне обзавелся Питер До. Да, сам он открещивается от минимализма, с которым в ближайшие годы будут связывать имя ­Фиби Файло (пусть даже это всего лишь одна из граней ее творчества). Но в коллекциях Peter Do, обласканных вниманием Зендеи, Селин ­Дион и Дуа Липы, тут и там мелькают милые ­сердцу черты и настроения. А ведь еще есть родившийся в ­Сеуле и выросший в Техасе Рок Хван, подхваченный Файло сразу ­после выпускного из Central Saint Martins; парня в модном Доме пестовали не то чтобы долго, но и в коллекциях его марки Rokh, появившейся на свет пять лет назад и уже успевшей получить специальный приз LVMH Prize, отчетливо видна «файловщина».

Louis Vuitton осень-зима 2020; Chloé весна-лето 2019; Paco Rabanne весна-лето 2021

Школа Файло — одна из самых приметных и успешных, но далеко не единственная. Есть свое комьюнити у Николя Жескьера: креатив­ный директор Paco Rabanne Жюльен Доссена четыре года отработал при нем в Balenciaga; Наташа Рамсей-Леви, начинавшая там же, в итоге перекочевала за боссом в Louis Vuitton — пока ее не пригласили возглавить Chloé

Bottega Veneta весна-лето 2017; Tod's осень-зима 2020

Тем, кому по какой-то причине не близка #NewBottega, наверняка понравится Tod’s: дизайнер Вальтер Кьяппони трудился в Bottega Veneta под началом немца Томаса Майера — у них явно общие взгляды на прекрасное. Имеется последователь и у Джонатана Андерсона: только ленивый не заметил, что первые коллекции Бруно Сиалелли для Lanvin неуловимо напоминают Loewe, откуда француз с боем вырывался — дело дошло до суда.

Loewe осень-зима 2019; Lanvin весна-лето 2020

Значит ли это, что Ли, До и Хван — «копипастеры» и подражатели? Или что Андерсон слепил Сиалелли с нуля, по собственному образу и подобию? Отнюдь. Скорее уж тут сработал общечеловеческий принцип similis simili gaudet — «подобное радуется подобному». Большие креативные директора, имея возможность взять в союзники любого выпускника любого ­вуза, выбирают тех, у кого схожее видение: вместе действительно веселее. А еще это отличный план Б, страховка. Да, карьера всеобщей любимицы Файло сейчас на паузе (хотя в модных кругах уже какое-то время судачат о камбэке и даже называют точные «координаты»), но ее эстетика живет — на радость и поклонникам, и CEO других брендов.

Читайте также