Тильда Суинтон и Хайдер Акерманн — самый модный тандем нашего времени

Рассказываем, как Хайдеру Акерманну удается создавать искусство в моде и почему Тильда в его достижениях играет не последнюю роль
CANNES FRANCE  JULY 12 Tilda Swinton attends the The French Dispatch screening during the 74th annual Cannes Film...
Тильда Суинтон на премьере фильма «Французский вестник», июль 2021

«Наши отношения напоминают мне те, что были между Юбером де Живанши и Одри Хепберн» — так описывает Хайдер Акерманн свою дружбу с Тильдой Суинтон. Все началось в 2004 году, когда Тильда появилась на открытии Каннского кинофестиваля в его платье. Это не было контрактом, как в нынешние времена, — она сама его выбрала и надела, и для Хайдера это стало настоящим сюрпризом. На первой встрече он подарил ей брюки, которые Тильда попросила немного перешить и после больше никогда их не видела. И тем не менее они дружат вот уже 15 лет, путешествуют вместе по миру и поддерживают друг друга в непростые времена. А мы регулярно можем видеть результаты этой дружбы на красной дорожке, в которой Хайдеру отведена роль рассказчика, а Тильде — главной героини его повествования.

На открытии Каннского кинофестиваля, май 2004

Mike Marsland

Хайдер объясняет, что секрет вещей, которые он создает, кроется в его происхождении — он вырос в Алжире и каждый день наблюдал за местными женщинами, которые не выходили из дома без чадры. «Я смотрел на них и представлял, как они выглядят без этого платка, — рассказывал дизайнер в интервью в 2014 году. —  Что находится под одеждой — вопрос, который лег в основу моего творчества». В Хайдера Акерманна с самого начала верил весь мир моды — его называли новым Сен-Лораном, а Карл Лагерфельд в 2010 году и вовсе заявил, что он стал бы его идеальным преемником. Поверила в него и Тильда Суинтон, стоило ей надеть созданное дизайнером платье макси в античном стиле. «Очень редко бывает, когда одежда правильно двигается — в соответствии с телом, с жестами. Хайдер создает именно такие вещи, которые созданы для движения, когда большинство дизайнеров не способны на это — в их платьях и костюмах максимум, что можно сделать, — это сфотографироваться и дать автограф, но они не созданы для жизни», — объясняла свою любовь актриса. Хайдеру пророчили кресло Клэр Уэйт-Келлер в Givenchy и место Карла в Chanel, но по каким-то причинам этого не произошло — говорят, у дизайнера очень сложный и практически непримиримый характер. Однако кое-что он своей верной подруге Тильде сумел доказать — способность быть чутким и заботливым. Придумывая каждый образ для своей музы, он держит в голове, что публичный выход всегда сопряжен со стрессом и нужно сделать все необходимое, чтобы она чувствовала себя настолько легко и комфортно, насколько это возможно.

Перед знакомством с Тильдой он был хорошо подготовлен — посмотрел все фильмы с ее участием, причем по собственному желанию. Он долго наблюдал за ней и, возможно, именно поэтому знал наперед, что они найдут общий язык. «Она обладает способностью смотреть в будущее, и меня это очень интригует», — так видит ее Акерманн. В совместной беседе для AnOther Magazine он признался, что достаточно одного разговора с ней, чтобы перестать сомневаться в себе и снова начать действовать. Их объединяет не только духовная связь, но также еще взгляды на моду — как и в любом искусстве, в одежде для них обоих должна быть концепция. Это не просто платье, это история, и она может быть рассказана только при определенных условиях и только с помощью Тильды.

Каждый наряд для актрисы дизайнер придумывает, зная все исходные данные — место премьеры, фильм, его сюжет и ее персонаж. Выходы Тильды невозможно было бы поменять местами — по задумке Хайдера они могут существовать только в данных обстоятельствах и в данном месте. Даже если взглянуть на один из последних — лазурно-голубой костюм в паре с телесными лодочками на Каннском кинофестивале, — становится очевидно, что он был создан специально для жарких Канн и разом для премьеры «Французского вестника», где Тильда играет эксцентричную писательницу, неравнодушную к ярким цветам.

На фотоколле фильма «Французский вестник», июль 2021

Lionel Hahn

А помните ее золотой костюм на премьере «Выживут только любовники»? Это тоже Haider Ackermann и да, здесь тоже есть концепция. Основное действие фильма происходит ночью, когда герои-вампиры могут наконец выйти на улицу. «Поэтому я решил, что Тильду должно быть видно даже в ночное время, для этого она должна сиять». Образ — это не только наряд, но и макияж, в котором дизайнер также принимает участие. Например, в данном случае красные губы стали его идеей — они символизируют кровь, которую главные герои вынуждены пить, чтобы продолжать жить.

Слева направо: на премьере «Выживут только любовники» (2013); на премьере фильма «Окча» (2017); на премьере «Что-то не так с Кевином» (2011)

Anthony Harvey

Он наряжает ее в белый на премьере фильма «Окча», где Тильда играет жуткую злодейку, чтобы оттенить весь негатив ее антигероини. А для «Что-то не так с Кевином», где синий цвет едва ли не выступает в роли еще одного персонажа, одевает ее во все оттенки синей палитры. У Тильды не бывает промахов на красной дорожке — напротив, ее выходы становятся одними из самых запоминающихся. Вот что бывает, когда холодный расчет и контракт замещает искренняя любовь — не только друг к другу, но и к искусству.

С Хайдером Акерманном, сентябрь 2018

Bertrand Rindoff Petroff