Чудо-женщины среди нас: главный врач московской больницы №52 Марьяна Лысенко

О главном уроке пандемии, борьбе с ковидом и роли макияжа в непростые времена
Maryana Lysenko wearing black long woollen coat and black leather boots
Vogue Россия, апрель 2021. Фото: Полина Твердая. Стиль: Ольга Гвоздева. Прическа: Марина Мелентьева. Макияж: Юля Точилова. Ассистенты фотографа: Антон Гребенцов, Андрей Шкаликов/Bold. Ассистент стилиста: Андрей Гутров. Продюсер: Алина Куманцова. Ассистенты продюсера: Настя Певунова, Катя Праздникова. На Марьяне: шерстяное пальто, кожаные ботильоны, все Jil Sander. Редакция выражает благодарность Cosmorelax, Mobeledom, Option Rental Studio за помощь в проведении съемки

Неделя чудо-женщин на Vogue.ru. Они не летают под облаками с лассо, зато спасают нас от ковида, помогают детям и бездомным, выращивают органы в пробирке и бесконечно вдохновляют. Наша следующая героиня — Марьяна Лысенко, главный врач московской городской клинической больницы №52.

Худи, кроссовки, заколки-крабики, ноль макияжа — в пандемию диктат моды ослабил свою хватку. Зачем тратить время и силы на внешний вид, если нет ни вечеринок, ни деловых встреч. И вообще, какая уж тут красота, когда мир в огне, а лицо под маской. Так думали, кажется, мы все, и только Марьяна Лысенко, главврач московской больницы № 52, которая вместе с Коммунаркой приняла на ­себя главный удар ковида, с нами не согласна. В 10 утра на съемку в студию, где ге­роиню ждут стилист и визажист, она приезжает с укладкой, макияжем, в строгом сером в серебристую полоску костюме с узкой юбкой миди и на шпильках. И в самые критические моменты пандемии она выглядела так же: за шпильки не поручусь, но прическа и накрашенные глаза над маской выделялись всегда. «Кажется, это единственное, что во мне оставалось женского во время ковида, — говорит Лысенко. — Но я про это не думала. Просто вставала, даже если ночевала в больнице, красилась, одевалась и шла. Потому что людям так спокойнее. А ­если руководитель выглядит как черт знает что, становится страшно».

Лысенко, кажется, не боится ­ничего. Она анестезиолог-реаниматолог по образованию и с небольшим перерывом работает главврачом с 2008 года. Но главный урок ковида формулирует так: «Стало понятно, как страшно одному. Конечно, мы любим своих близких, заботимся о них, но острота ощущений стирается, приходишь домой, и не хочется ни с кем общаться, просто отдохнуть — и снова на работу. А во время карантина мои роди­тели, муж, 18-летний сын жили на даче, я была за них спокойна, но при этом поняла, что жить в одиночестве и заниматься только одним, пусть даже очень нужным, делом совер­шенно невозможно. Для меня пандемия, наверное, стала уроком избавления от эгоистического отношения к себе и к тому, что я делаю».

Последний день нормальной жиз­ни Лысенко помнит хорошо: «У меня был юбилей. Коллеги поставили смешной спектакль. Больницу уже начинали перепрофилировать, тревога чувствовалась, но праздник был чудесный. Настроение легкое, платье из тафты. А потом началась война».

Жизнь вернется на круги своя, когда мы снимем маски и снова начнем путешествовать. «Если я не сплю, значит, куда-то еду» — так Марьяна описывает свой отдых. Чтобы это случилось поскорее, она с плакатов призывает всех сделать прививку. Дочь Анатолия Лысенко — человека, придумавшего программу «Взгляд», — выбирала профессию подальше от публичности, поближе к людям, но, раз уж война с ковидом выдвинула ее не только на передовую, но и на трибуну, она напоминает: «Все в жизни: здоровье ваше и ваших близких, ваше буду­щее — зависит от вас».

Instagram content

View on Instagram

Скачайте новый номер Vogue, чтобы всегда иметь его под рукой — для IOS и для Android.