Кино

Джеймс Нортон — о фильме «Один на один», русском характере и умении наслаждаться жизнью при любых обстоятельствах

Vogue поговорил с британским актером по случаю российской премьеры новой картины с его участием
Джеймс Нортон — о фильме «Один на один» русском характере и умении наслаждаться жизнью при любых обстоятельствах
Джеймс Нортон в Санкт-Петербурге, январь 2022. Фото: Никита Круглов

27 января в российский прокат выходит фильм «Один на один», главную роль в котором исполнил британский актер Джеймс Нортон. У нас его знают (и любят) в основном по роли Андрея Болконского в мини-сериале «Война и мир» и Джона Брука в «Маленьких женщинах» Греты Гервиг. Конечно, этим портфолио Нортона не ограничивается, и в картине итальянского режиссера Уберто Пазолини он предстает в совершенно другом амплуа. Его герой — 35-летний мойщик окон Джон серьезно болен раком, и ему нужно подготовить к своему уходу четырехлетнего сына Майкла, которого мужчина воспитывает в одиночку. И не просто объяснить, что такое смерть, а найти для мальчика новую семью. Сценарий вдохновлен реальной историей, которая случилась в Великобритании около десяти лет назад, но сильно к ней не привязан.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

В кино фильм можно будет посмотреть уже завтра, а в начале февраля он будет эксклюзивно доступен на видеосервисе Wink. Джеймс Нортон приехал в Россию, чтобы представить картину лично. Юный Дэниел Ламонт, для которого этот проект стал актерским дебютом, к нему не присоединился, хотя в Венецию в 2020-м приезжал — тогда лента участвовала в программе «Горизонты». По случаю премьеры мы встретились с Джеймсом Нортоном в Москве, чтобы поговорить о новом фильме, страхе перед важными решениями, стереотипах о русских и не только.

Джеймс Нортон на премьере фильма «Один на один» в Москве, январь 2022

Фото: Дмитрий Шумов
Как вам Россия? Знаю, что вы уже тут бывали на съемках. Что тогда запомнилось больше всего? Что нового замечаете сейчас?

Все меняется так быстро, что не уследишь. Впечатления от России сейчас другие, да и весь мир перевернулся с ног на голову. С моей прошлой поездки прошло шесть-семь лет, и, конечно, теперь многое воспринимаю по-другому, города, людей — но тут скорее дело в том, что и я сам изменился за это время. Тогда мне было 29–30 лет, меня больше интересовали развлечения, бары. В этот раз я поспокойнее.

Есть что-то невероятно таинственное в русских людях, что принадлежит только им, а мы, иностранцы, даже не знаем, что это. Такое чувство, что у вас есть секрет, который нам знать не положено. А мы хотим! Это очаровывает. Меня и герои притягивают с таким характером — загадочные, которых невозможно понять до конца.

Роль Андрея Болконского не помогла вам лучше разобраться в русском характере?

Вот он как раз хороший пример такого героя: у него много слоев, и всегда можно копнуть еще глубже. Погружаясь в себя, он раскрывается как персонаж. Один режиссер в Санкт-Петербурге как-то сказал мне: «Болконский — такой сложный человек. Кажется, что знаешь его, а потом оказывается, что нет». Русская душа настолько глубокая, к ее разгадке только и можно, что приблизиться — как это делает Болконский, пытаясь разобраться в себе и найти ответы на вечные вопросы. 

Джеймс Нортон в Санкт-Петербурге, январь 2022

Фото: Ксения Угольникова
В российский прокат ваш новый фильм выходит под названием «Один на один» — оно описывает отношения двух главных героев, Джона и Майкла. Как бы вы объяснили смысл оригинального названия Nowhere Special?

Изначально режиссеру вообще не нравилось это название, он хотел его поменять. Ему казалось, что в английском языке у выражения nowhere special — по природе негативная коннотация. Такую фразу легко подставить в заголовок вроде «Этот фильм идет в никуда», и Уберто боялся, что название критики могут использовать против самого фильма. Но мы убедили его оставить первый вариант, потому что у него совсем другой смысл. Это и про то, что Джон не уходит в какое-то «особенное» место. И про то, что история Джона и Майкла, отца и сына, — не какая-то ужасная трагедия, а, скорее, распространенный сюжет. У всех есть родители, у многих есть дети, мы все рано или поздно умрем. Мы снимали в Белфасте, где и происходит действие ленты, но, думаю, подобное могло произойти где угодно и когда угодно. Мне кажется, название Nowhere Special как нельзя точно подчеркивает этот тихий, сдержанный характер фильма.

Каково было играть с четырехлетним актером? Много импровизировали? Например, сцена, где Майкл пытается накормить Джона своим мороженым, сидя у него на шее, — это была импровизация?

В первую очередь мне нужно было выстроить отношения с Дэниелом, установить с ним контакт. Мы стремились сделать все так, чтобы ему было комфортно и хотелось приходить на работу. Чувства, которые испытывают друг к другу наши герои, тоже должны были быть искренними, поэтому все, что осталось на пленке, было по-настоящему. Во время съемок мы очень сблизились. Я приходил в гости к Дэниелу, ужинал с его семьей, мы постоянно играли вместе, гуляли в парке. Да, что-то мы импровизировали, где-то помогал монтаж, но на самом деле Уберто довольно четко все продумал. Момент с мороженым тоже был прописан — Джон специально отворачивается от рожка Майкла, потому что из-за рака интуитивно старается не делить еду с сыном (хотя болезнь так не передается). Но в итоге Дэниел размазал пломбир мне по лицу — вот это получилось случайно. 

Кадр из фильма «Один на один»

Как нашли Дэниела? Вы помогали выбирать кандидатов на его роль?

Мы разместили объявление в Facebook, и пришли заявки сотен разных мальчишек. Затем начался отбор, список кандидатов постоянно сужался, но Дэниел всегда был в приоритете. На всех этапах кастинга мы постоянно останавливались на нем. Он интуитивно все понимает, и работать с ним было сплошным удовольствием. Обычно на съемках с детьми приходится выцеплять отдельные удачные моменты и потом их монтировать в единую сцену, а с Дэниелом было не так. Как только включалась камера, он превращался в Майкла, ребенка с совсем другим характером, и оставался в этом образе ровно столько, сколько было нужно. В каком-то смысле наша игра была похожа на театр, даже со взрослыми актерами такое не всегда случается. Притом что Дэниел даже не до конца осознавал, что вообще происходит. Спустя пару недель после начала работы на площадке он как-то спросил свою маму: «А когда уже мы будем сниматься в фильме?»

Как готовились к роли? Что изучали?

Не только я, но и другие члены нашей команды, мы изучали много реальных историй, читали рассказы онкобольных перед лицом смерти. Режиссер серьезно погружался в эту тему, также узнавал про работу соцслужб, процесс усыновления. Для меня важнее было набраться смелости и перестать убегать от идеи смерти. Многие стараются о ней не думать — обычно такие мысли накатывают посреди ночи и тут же вызывают тревогу. Даже в последние два года, когда мы все стали чаще сталкиваться со смертью, все равно многие стараются отвлечься от мыслей о ней — при помощи телефонов, алкоголя, например. Чтобы я не забывал о смерти, перед съемками Уберто дал мне черный камешек, попросил носить его с собой и сказал: «Я хочу, чтобы ты помнил: это фильм не про смерть, а про жизнь, про любовь. Болезнь — на фоне, но смерть все равно присутствует в каждой сцене». И у самого Уберто тоже был такой камешек. Важный урок, который стоит вынести из истории Джона: осознание неизбежности собственной смерти никак не мешает получать удовольствие от жизни, пока она еще продолжается. 

Кадр из фильма «Один на один»

Как принимать важные решения? Как понять, что выбор был сделан верно?

В одной из сцен Джон признается: он думал, что понимает Майкла, но сомнения по поводу новой семьи для сына его никак не отпускают. Еще одна мысль, которую можно вынести из его опыта: никогда нельзя быть уверенным в чем-то на сто процентов. Не надо делить все на черное и белое, стоит просто доверять своим внутренним ощущениям и надеяться, что это правильный выбор, — как это делает Джон в поисках будущего опекуна Майкла. Сомнения будут всегда, но не надо позволять им брать верх. Я сам сейчас стараюсь просто следовать своим решениям и поменьше думать «а что, если».

Джеймс Нортон в Санкт-Петербурге, январь 2022

Фото: Ксения Угольникова
В западных фильмах и сериалах русских часто показывают в негативном ключе — на это есть намек и в «Один на один». Ваш другой проект «МакМафия» во многом основан на этом представлении. Сыграв Андрея Болконского, возможно, самого любимого героя русской литературы (по крайней мере, у нас), как вы думаете, насколько правдивы эти стереотипы?

Многие из них тянутся с холодной войны. В то время Голливуду нужен был новый злодей номер один, и, к сожалению, остатки этих идей до их пор просачиваются на экран. Хочется верить, что сегодня зрители смотрят на это более зрело. Но в нашем фильме тот факт, что мать Майкла — русская, не имеет никакого отношения к ее поступку. Она русская по сценарию, только потому что так было в оригинальной истории. И думаю, что, даже несмотря на ее выбор, Джон ее не осуждает. Он хочет, чтобы Майкл знал о своей матери, и даже признается, что просто не мог дать ей того, чего она хотела. Мне кажется, тема сложных отношений родителей и детей, сожалений тех и других, сейчас очень широко обсуждается в кино — взять, к примеру, ту же «Незнакомую дочь» с Оливией Колман. По поводу «МакМафии», там тоже все не однозначно. Да, это история про коррупцию и бандитов — это есть везде, не только в России, — но даже главного злодея в сериале есть за что любить — он отличный отец. Эти стереотипы, конечно, давно устарели. 

Вас постоянно прочат на роль Джеймса Бонда. У меня другой вопрос, кого бы вы сами хотели сыграть? Что в ближайших планах?

Всегда теряюсь на этом вопросе. Это как выбирать любимый фильм или любимую песню. Я и понятия не имел, что роль мойщика окон, отца-одиночки, будет иметь для меня такое значение и окажется потрясающим опытом. Еще во время пандемии я запустил продюсерскую компанию: первый из моих проектов по ту сторону камеры — фильм Freegard, в котором я также выступаю в качестве актера. Планируем выпустить его позже в этом году. Это тру-крайм-триллер о мошеннике, который манипулирует людьми. Мне нравится, что самые важные проекты, как правило, приходят незапланированно. Может быть, впереди другие русские герои. Что будет, то будет. 

Кадр из фильма «Один на один»