© Иоланда Хадид. Фото: Karl Simone

Lifestyle

«Если бы не мои дети, меня бы здесь не было», — Иоланда Хадид о борьбе с болезнью Лайма

Звезда реалити-шоу, модель и мама троих детей — Джиджи, Беллы и Анвара — открыто говорит о своем диагнозе и рассказывает, как любовь помогла ей обрести надежду 

Аврил Лавин, Алек Болдуин, Иоланда и Белла Хадид — эти и многие другие знаменитости не так давно признались, что страдают болезнью Лайма. Первый случай этого заболевания был зафиксирован в 1975 году, с тех пор прошло 46 лет, а мы все еще поразительно мало знаем о загадочном передаваемом клещами недуге.

Симптомы — быстрая утомляемость, боль в мышцах, нарушение работы памяти — могут перейти в хроническую форму, что серьезно ухудшит качество жизни человека. Болезнь Лайма широко распространена и очень опасна, некоторых она даже доводила до самоубийства. Однако общепринятой методики лечения до сих пор нет, да и в СМИ о ней говорят нечасто.

Иоланда Хадид (которой в январе исполнилось 57 лет), как и ее дочь Белла, старается всячески просвещать свою аудиторию относительно этой болезни, которую сама не раз называла «невидимой». В интервью Vogue звезда шоу «Настоящие домохозяйки Беверли-Хиллз» рассказала о борьбе с недугом, вспомнила худшие времена и подарила надежду на светлое будущее.

Иоланда, спасибо, что согласились поделиться с нами своей историей! Как ваше самочувствие?

Сейчас чувствую себя отлично, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! Вы же знаете, никакого конкретного лекарства от хронической болезни Лайма нет, так что ремиссия — это благо, которому я изо дня в день не могу нарадоваться.

Клещи — переносчики болезни — обитают в большинстве стран мира. Почему, по-вашему, многие до сих пор ничего не знают о болезни Лайма?

Это происходит из-за недостатка информации. Сегодня своевременной диагностике и правильному лечению болезни Лайма препятствуют три ключевых фактора: отсутствие общепринятого описания, которое бы точно отражало реальную клиническую картину заболевания, низкая чувствительность лабораторных тестов и частая неэффективность терапии.

Приходится делиться не самыми приятными подробностями своей личной жизни, но только так мы сможем привлечь внимание общественности к этой проблеме

Что сподвигло вас и Беллу начать говорить об этом открыто?

Я не устаю повторять, что в этом беспорядке нужно разобраться. Мы с дочерью убеждены, что наши соцсети — не просто место для селфи. Стараемся использовать их в качестве рупора, говорить от лица тех, у кого такой площадки для высказывания нет. Да, приходится делиться не самыми приятными подробностями личной жизни, но только так мы сможем привлечь внимание общественности к этой проблеме.

Помимо вас самой и Беллы, в вашей семье есть еще один человек с болезнью Лайма — Анвар. Как думаете, где и как вы трое могли ее подхватить?

Я растила детей на ферме в калифорнийской Санта-Барбаре, они ездили верхом, много времени проводили на природе. Не помню, чтобы у кого-то обнаружился укус клеща или пошла сыпь, но наверняка ведь никогда не знаешь.

Не могли бы вы рассказать поподробнее о диагностике и симптомах болезни?

Я всегда была «многостаночником», мать-одиночка с тремя детьми, светская девушка, которая вдруг потихоньку начала терять свою магическую силу. Сильная усталость, затуманенное сознание, провалы в памяти, трудности с подбором слов, тревожность, бессонница, мигрени, боли в суставах, слабость в мышцах, непереносимость яркого света, увеличение лимфоузлов, легкий паралич лица — вот мои симптомы.

Тело на ранних стадиях стало подавать мне сигналы, что что-то не так, но с моим характером я никак не могла позволить себе быть уязвимой. Прикладывала все усилия, лишь бы не упасть духом перед семьей и друзьями, но болезнь прогрессировала, и закрывать на нее глаза становилось невозможно. В конце концов диагноз мне поставил один бельгийский врач.

Вы называете болезнь Лайма «невидимой». Похоже, что многие пациенты из-за отсутствия внешних проявлений зачастую не воспринимают этот недуг всерьез?

К сожалению, да, многие хронические недуги и расстройства психического характера внешне никак не проявляются, ты выглядишь совершенно здоровым. Это мешает людям осознать серьезность положения — куда проще проявлять сочувствие к человеку с очевидными симптомами. Кажется, что абсолютное большинство до сих пор не верит в существование болезни Лайма. Как говорится, пока сам не прочувствуешь, не поймешь.

Как этот диагноз повлиял на ваши с Анваром и Беллой жизни: на подход к работе, к отношениям?

Десять лет моей жизни были абсолютным кошмаром, но диагноз столькому меня научил: как много терпения и самоотдачи иногда нужно, чтобы просто выжить. Теперь я живу в совсем ином ритме — в согласии с собой. Я полюбила себя настоящую. Со всеми своими несовершенствами. И благодарна каждому мгновению, которое мне отведено провести на этой планете рядом с моей семьей и друзьями. Оглядываясь назад, понимаю, что все те трудности были во благо.

Вы как-то говорили, что было время, когда сама мысль о еще одном прожитом дне причиняла страдания. Что помогает вам не сдаваться и двигаться дальше?

Невозможно описать мрак, боль и ад, с которыми я сталкивалась каждый день. Бывало, вовсе не чувствовала, что живу, болезнь поставила меня на колени. Много ночей подряд я молилась о смерти, лишь бы освободиться от боли. Если бы не мои дети, не думаю, что я бы сейчас тут с вами разговаривала. Мы должны научиться прислушиваться и присматриваться к окружающим, так как многие страдают молча. Нельзя судить о самочувствии человека лишь по его внешнему виду.

Моя жизнь далека от идеала, но я стараюсь сохранять баланс: высыпаться, питаться максимально натуральными здоровыми продуктами. Занимаюсь йогой и медитирую каждый день. Кстати, сплю я со специальным гаджетом — WAVE 1. Надеваешь это умное устройство на запястье, оно налаживает связь с клетками тела посредством светодиодного излучения. Благодаря всему этому я избавилась от большинства хронических симптомов.

Надо сказать, что духовно-эмоциональная сторона лечения не менее значима, чем медицинская диагностика. Жизнь подарила мне удивительного партнера, который помог мне вновь поверить в любовь. Мое сердце переполняют чувства, и это тоже работает.

Быть может, вы бы хотели что-то сказать нашим читателям, которые страдают от того же недуга или хотят узнать о нем побольше?

Свою историю я подробно описала в книге под названием Believe Me, возможно, тем, кто живет с болезнью Лайма, она подарит немного надежды. Там я углубляюсь в довольно неловкие темы — говорю о так называемой «болезни грудных имплантов» и об их хирургическом извлечении, о проблемах с зубами, о паразитах и влиянии на организм тяжелых металлов.

Я глубоко сочувствую и бесконечно уважаю каждого, кто отважно воюет с этой напастью, переворачивающей жизнь с ног на голову. Помните, вы не одиноки. Пока не будет найдено доступное для всех лечение, мы должны бороться, день за днем, шаг за шагом.

Больше информации о болезни Лайма ищите на сайте Lyme Disease Action.

Читайте также

Красота

Что такое «болезнь грудных имплантов»