Lifestyle

Какие фильмы смотрят дизайнеры

От «Бегущего по лезвию» Ридли Скотта до «Зеркала» Андрея Тарковского

Что вдохновляет Алессандро Микеле на его невероятные шоу Gucci, о которых потом говорят неделями? Какие книги читает Мария Грация Кьюри? Под какую музыку творит Донателла Версаче? Vogue попросил любимых дизайнеров поделиться источниками своего вдохновения: книгами, фильмами и музыкальными альбомами.

Вслед за книгами модельеры вспоминают свои любимые киноленты, захватывающие дух сценарии и великих режиссеров.

Алессандро Микеле о фильме «Мама Рома», воспевающем жизнь и любовь

«Знаете, так сложно выбрать какой-то один фильм, одну песню, одну книгу или одно стихотворение, так как на меня, на то, как я говорю, на присущий мне способ самовыражения повлияло столько всего. Но раз уж спрашиваете, назову фильм, который впервые посмотрел в десять лет вместе с мамой, дело было летом после обеда. Речь о «Мама Рома» Пьера Паоло Пазолини, эта картина стала важной вехой моего становления.

Благодаря этому фильму я понял, как абсолютные противоположности могут сливаться воедино и насколько мощным бывает рассказ, состоящий, казалось бы, из самых простых и недвусмысленных сюжетов. «Мама Рома» — великое поэтическое высказывание, ода жизни и любви — любви матери к сыну, который, в свою очередь, мать тоже любит, но никак может в этом признаться. Пазолини рассказывает эту историю через лирику и очень сильные образы. Помню, как меня тогда потрясла одна из финальных сцен: та, где сын лежит привязанным к столу — невероятно трогательно, напоминает мне полотно «Мертвый Христос» Андреа Мантеньи».

Кадр из фильма «Мама Рома»

© Courtesy Everett Collection

Джереми Скотт о документальной ленте «В постели с Мадонной»

«Я рос в маленьком городке, где меня гнобили за то, что я гомосексуал и увлекаюсь модой. И вдруг я вижу, как мировая суперзвезда беззастенчиво выступает в поддержку геев. Это событие помогло мне впервые почувствовать себя заметным, не пустым местом. Осознать, что кто-то меня понимает, что я имею значение и что вся выпавшая на мою долю ненависть — это лишь маленький микрокосм в огромном дивном мире, который мне только предстоит открыть. До появления в моем окружении настоящих родственных душ у меня была одна Мадонна: такая роскошная, талантливая, провокационная. Она носила крутейшие наряды и любила геев! Документалка «В постели с Мадонной» тогда дала мне возможность хоть одним глазком заглянуть за кулисы, в реальную жизнь кумира, она подарила мне уверенность. Если отставить в сторону тот шквал эмоций, который я испытываю по поводу ленты, нельзя не отметить, что это настоящее произведение искусства — рассказ о потрясающей артистке на пике ее карьеры, в эпицентре безумного урагана под названием поп-культура. И кстати, там полно крутых камео — например, Жан-Поль Готье с его великолепными костюмами для тура Мадонны, а о легендарных платформах Fluevog и говорить не стоит. Великолепный портрет высокой моды начала 1990-х».

Молли Годдард о радости, которую дарит Остин Пауэрс

«На мой взгляд, нет на свете ничего смешнее фильма «Остин Пауэрс: шпион, который меня соблазнил». Помню, как мы с моей сестрой Элис хохотали над ним в голос. Могу пересматривать его снова и снова (признаться, именно так я и делаю). Костюмы тут просто потрясающие: Хизер Грэм носит фантастическое связанное крючком розово-оранжевое платье. Еще в фильме много хорошего экшена и прекрасная музыка (за нее отдельное спасибо Элвису Костелло и Берту Бакараку). Всегда, как только взгрустнется, смотрю «Остина Пауэрса». И да, одни и те же реплики, которые я уже заучила наизусть, все еще заставляют меня смеяться. Вы толком не жили, если не видели этот фильм».

Кеннет Изе о блистательной эстетике Вонга Кар-Вая

«В последнее время я особенно увлекся просмотром фильмов Вонга Кар-Вая. Среди моих фаворитов — «Дикие дни», «Счастливы вместе», «Любовное настроение», «2046» и «Мои черничные ночи». Кар-Вай помогает мне понять природу творчества, то страстное желание выразить каждую крошечную деталь своей эстетики, высказывать каждую мысль».

Кадр из фильма «Дикие дни»

© Kino International/Courtesy Everett Collection

Роксанда Илинчич о том, как Андрей Тарковский переносит ее в параллельный мир

«Я безмерно люблю кино — всякий раз, когда выдается свободное время, сажусь смотреть фильмы. Особенно люблю Лукино Висконти, Райнера Вернера Фассбиндера, Марчелло Мастроянни, Ингмара Бергмана. Но если бы мне предложили выбрать кого-то одного, я бы остановилась на любой работе Андрея Тарковского: «Зеркало», «Иваново детство», «Солярис» — только небольшая часть его наследия. Тарковский — величайший мастер кинематографии. Его картины полны невероятно красивых, выразительных, врезающихся в память образов, которые автор преподносит с особой деликатностью. Невозможно смотреть Тарковского и не испытывать мощную эмоциональную привязанность к персонажам, которая потом остается с вами надолго. Если желаете на несколько часов перенестись в волшебный параллельный мир, не могу не порекомендовать эти фильмы. Каждый — завораживающий шедевр».

Кадр из фильма «Зеркало» 

Том Браун о киноноваторе Алис Ги-Блаше

«Почему фильм Алис Ги-Блаше «Листопад» так важен? Алис — редкая женщина-режиссер и сценарист, творившая на заре кинематографа, в начале XX века. Не многие о ней знают даже среди деятелей индустрии. А она была настоящим первопроходцем в своей области и вообще крайне вдохновляющим человеком. Ги-Блаше всегда оставалась собой и никому не позволяла сказать себе «нет». Она выбирала простые, поэтичные, местами провидческие темы. Вышеназванный фильм как раз из таких. Очаровательная история о настоящей любви и невинной молодости… То, с чем я так часто играю в своих коллекциях и на показах».

Эрдем Моралиоглу о неземной красоте фильма «Пикник у Висячей скалы» Питера Уира

«Самое сильное впечатление в жизни на меня, пожалуй, произвел фильм «Пикник у Висячей скалы» — экранизация одноименного мистического романа Джоан Линдсей. Он всегда меня завораживал. Вкратце о сюжете: героини — «накрахмаленные» викторианские барышни с выбеленными лицами — медленно сходят с ума. Мне ужасно нравится наблюдать за мрачной изнанкой этого процесса, все равно что смотреть красивый, но очень странный сон. Стоит отметить, что фильм определенно прошел проверку временем — я постоянно к нему возвращаюсь и ни разу после просмотра не остался без искры вдохновения. Такой уж он, одновременно выдающийся и странный».

Кадр из фильма «Пикник у висячей скалы»

© David Kynoch/Picnic/Bef/Aust Film Commission/Kobal/Shutterstock

Шляпник Стивен Джонс о красоте фильма «Красные башмачки»

«Когда-то я очень проникся фильмом «Красные башмачки» режиссеров Майкла Пауэлла и Эмерика Прессбургера с Мойрой Ширер в главной роли. Он поднимает сакраментальные вопросы: что важнее — жизнь или искусство и чем вы готовы ради искусства пожертвовать? Потрясающе красивая картина. Я впервые увидел ее в киноклубе Central Saint Martins в 1976 году. Речь тут, кстати, не только об искусстве и жизни, еще говорится об извечной схватке страсти и разума. Фильм так на меня повлиял, что я даже посвятил ему одну из своих коллекций — весна-лето 2007 под названием Artifice».

Ким Джонс о бесстрашии в «Париж горит»

«Мне нравится слишком много всего из самых разных сфер, поэтому выделить что-то одно непросто. Из фильмов назову документальную ленту Дженни Ливингстон «Париж горит» — смелость всех, кто над ней работал, меня восхищает». 

Кадр из фильма «Париж горит»

© Off White Productions/Courtesy Everett Collection

Жан-Поль Готье о ленте Жака Беккера, которая помогла ему осознать свое истинное призвание

«Своей профессией (тем, что выбрал именно ее) я обязан одному-единственному фильму — «Дамским тряпкам» Жака Беккера. Я впервые посмотрел его по телевизору дома у бабушки, мне тогда было лет 11 или 12. Это история одного кутюрье военных лет, который влюбляется в невесту своего лучшего друга. Заканчивается все печально, так что в финале мы с бабушкой вдвоем рыдали. Но это не главное, в фильме есть сцена показа мод — она-то и стала для меня откровением. Я вдруг понял, чем хочу заниматься — стать кутюрье и устраивать модные шоу. На тот момент я уже не раз видел по телевизору представления «Фоли-Бержер» и был очарован театром, но именно «Дамские тряпки» открыли мне мое истинное предназначение — моду. Смешно сказать, когда в 1972 году я устроился на работу в Jean Patou, то узнал в сотрудниках ателье всех персонажей любимого фильма — тут был и глава ателье, и petites mains, и модели для примерки, все эти препирания и соперничество — будто бы мы перенеслись на съемочную площадку «Дамских тряпок».

Афиша к фильму «Дамские тряпки»

© LMPC

Майкл Корс о криминальной драме Нормана Джуисона «Афера Томаса Крауна»

«Когда я был маленьким, одним из первых взрослых фильмов, который родители позволили мне посмотреть, стала «Афера Томаса Крауна» версии 1968 года с Фэй Данауэй и Стивом Маккуином. Что говорить, я тут же влюбился в их элегантные наряды, и вообще в стиль их жизни — в бурный ритм и все эти восхитительные декорации. Так я познакомился с высшим обществом. Эта картина очень много значит для меня еще и потому, что когда в 1999 году ее взялись переснимать, уже с Пирсом Броснаном и Рене Руссо в главных ролях, костюмы, по большей части, состояли из вещей Michael Kors Collection и моих работ для Céline. Редко такое случается, когда что-то из детства проходит полный круг сквозь время и замыкает его уже во взрослой жизни».

Крис ван Аш о вселяющем уверенность фильме «В постели с Мадонной»

«В 1991 году, когда документальный фильм «В постели с Мадонной» только вышел на экраны, мне было всего 15. Я в ту пору боролся со своей сексуальной идентичностью, в моем родном городе гомосексуальность была абсолютным табу, я рос одиноким ребенком. И вот великая суперзвезда Мадонна на самом пике карьеры снимает документальный фильм о своем мировом турне Blond Ambition, в ее окружении полно молодых танцоров и музыкантов, и большинство из них геи. Эта лента — настоящее торжество уверенности в себе, торжество индивидуальности, того, что можно быть ни на кого не похожим. Наверное, сейчас это прозвучит раздуто (напомню, интернета и социальных сетей тогда еще не было), но в том моем мире никто вслух не говорил, что быть другим, быть геем — это нормально».

Мадонна и ее танцоры, 1991

© Michael Ochs Archives

Хайдер Акерманн о Лукино Висконти, чьи фильмы — услада для глаз

«Знаете, я провожу время, заучивая наизусть стихи Дороти Паркер и Майи Энджелоу, а еще сейчас мне особенно не хватает красоты, поэтому я пересматриваю подряд всего Лукино Висконти».

Джек Маккалоу из Proenza Schouler о невероятной дружбе Гарольда и Мод

«Фильм «Гарольд и Мод» я посмотрел, когда был подростком, в годы своего становления, и до сих пор он очень важен для меня. Это мрачная комедия о взрослении, об отношениях двух совершенно несовместимых героев: Гарольд — одержимый мыслями о смерти юноша из состоятельной семьи, Мод — жизнелюбивая вдова, которой чуть за 80. Помню, я тогда ощутил родство с обоими персонажами: с темным цинизмом Гарольда и с беззаботным оптимизмом Мод. Пересматривая этот фильм, будто бы возвращаюсь в тот нелепый подростковый период, когда все мы пытаемся найти себя в этом мире, вспоминаю то ощущение внутреннего конфликта, те сомнения, которые, как потом выясняется, не покидают нас никогда, вне зависимости от возраста и жизненной мудрости. В конце концов, может, это не так уж и плохо? Возможно, это часть глобального человеческого опыта, который всех нас объединяет».

Матти Бован о фильме «Бегущий по лезвию» — «захватывающем шедевре» Ридли Скотта 

«Я всегда считал «Бегущего по лезвию» одним из самых захватывающих произведений искусства на свете. Идея такого несовершенного будущего вкупе с очень подробно воплощенным на экране миром этого самого будущего вдохновляла меня с самого первого просмотра. Тут каждый персонаж уникален, это касается и образов, и характеров. Я мог часами изучать калейдоскоп дизайнерских решений этой картины, ловить каждую мельчайшую деталь. Эта вселенная и видение режиссера никогда мне не наскучат. Годы идут, а фильм по-прежнему остается актуальным, сама идея значимости искусственного интеллекта — нашего взаимодействия с технологиями тогда и сегодня — заставляет задумываться и ставить под вопрос буквально все. В каждом кадре, в каждом тезисе этой картины столько слоев, а какая замечательная музыка...»

Кадр из фильма «Бегущий по лезвию» 

© Stanley Bielecki Movie Collection