Lifestyle

Какую музыку слушают дизайнеры

От пластинки Пола Маккартни, которая бесконечно дорога сердцу его дочери Стеллы, до всеми любимых альбомов Бьорк

Что вдохновляет Алессандро Микеле на его невероятные шоу Gucci, о которых потом говорят неделями? Какие книги читает Мария Грация Кьюри? Под какую музыку творит Донателла Версаче? Vogue попросил любимых дизайнеров поделиться источниками своего вдохновения: книгами, фильмами и музыкальными альбомами.

На очереди — музыка: от пластинки Пола Маккартни, которая бесконечно дорога сердцу его дочери Стеллы, до альбомов Бьорк, любимых многими дизайнерами. 

Донателла Версаче об эпохе гранжа, которая навсегда изменила поп-культуру

«Мне повезло, вокруг меня всегда было много художников, музыкантов, писателей, фотографов, людей, чьи работы творят историю, — это помогло мне открыть сознание множеству разных точек зрения. Курт Кобейн в своих текстах учил нас заглядывать в глубину собственной души, иначе выражать чувства — показывал, что в ранимости есть своя сила.

Альбомом Celebrity Skin (он вышел в 1998-м, через четыре года после смерти Кобейна), Кортни Лав, по сути, открыто заявила, что совершенство — это всего лишь иллюзия. Со своим вечно смазанным макияжем, в мешковатом белом платье она многим казалась дикой, небрежной, неопрятной. Лично для меня ее образ стал катализатором переоценки — не столько из-за самой эстетики, которая сопровождала гранжевое движение, а потому, что все это тогда было синонимом нового мышления».

Кортни Лав, 1995

© Mick Hutson

Кристофер Джон Роджерс о пластинке Trance Party, Vol. 1, которая воплощает мечты в реальность

«Trance Party — альбом, который сделал меня тем, кто я сегодня. По крайней мере один из таких. Я познакомился с ним, когда пошел в первый класс, дядя тогда подарил мне диск и CD-плеер. Слушая эту музыку, я воспоминаю свою комнату в родительском доме в Батон-Руж, Луизиана, где я воображал, какой будет жизнь вдали от родных мест, думал, как буду воплощать свои мечты в жизнь. До Trance Party, Vol. 1 я слушал в основном R&B, соул, госпелы и попсу из рейтинга топ-40. Этот альбом открыл мне мир чудаковатого, подлинно «черного» хауса, менее известных R&B-исполнителей и синтетической поп-музыки из Европы — всего того, что звучит в моих плейлистах по сей день».

Стелла Маккартни об альбоме Ram, который так дорог ее сердцу

«Было бы глупо отрицать тот факт, что мой отец и The Beatles оказали на меня колоссальное влияние. Я слушаю его музыку всю свою жизнь, начала еще до рождения, когда была в утробе. Ее роль в моем становлении, возможно, даже значительнее, чем я когда-либо себе представляла. Альбом Ram, который папа записал вместе с мамой в начале 1970-х — один из моих самых любимых, наверное. Он очень дорог моему сердцу. Когда он создавался, я была еще совсем крохой, мы тогда жили Шотландии на отшибе, в полной изоляции, там мы стали очень близки друг другу, чувствовали себя защищено, настоящей семьей, в которой много любви, вкусной еды и творчества. Мне нравится, что этот альбом будто бы немного «сырой», неотшлифованный, что мои родители написали его вдвоем, что сами играли на всех музыкальных инструментах, сами все продюсировали. Думаю, это великое свидетельство их любви».

Обложка альбома Ram Пола Маккартни

© dcphoto / Alamy Stock Photo

Шляпник Стивен Джонс об очаровании группы Roxy Music

«Альбом For Your Pleasure британской группы Roxy Music изменил мою жизнь. Мне, маленькому мальчику из Ливерпуля, именно он в свое время открыл дивный новый мир музыки, искусства, моды и культуры вообще. Я слушаю эту пластинку примерно раз в неделю — музыка напоминает мне о том, как очаровательна и соблазнительна бывает спонтанность!»

Люк и Люси Мейер об альбоме Бьорк Vespertine

«В альбоме Vespertine есть какая-то душевность, она прорывается сквозь весь этот минималистичный звуковой ландшафт, который создает Бьорк. Она невероятно талантлива, особенно, когда начинает выражать эмоции через электронную музыку. Модернизм и чувственность — именно этой комбинации мы всегда старались придерживаться в своих работах. Vespertine впервые послушали вместе еще в студенческие годы во Флоренции. Это даже не самый любимый наш альбом Бьорк, но он все равно особенный, потому что отсылает к очень дорогому сердцу времени и месту. В прошлом январе мы ставили треки из Vespertine на флорентийском показе Jil Sander во время Pitti Immagine Uomo. Учитывая нашу личную привязку к Флоренции, мы решили, что обратиться к этой музыке нужно именно там. Vespertine — это вечная пластинка, которая до сих пор звучит и будет звучать отменно — ее однозначно стоит послушать».

Бьорк, 1993

© Dave Tonge

Кристофер Кейн о радости, которую дарит ему альбом Illuminations певицы Баффи Сент-Мари

«Альбом Illuminations канадской фолк-певицы Баффи Сент-Мари оказал очень глубокое влияние на мою жизнь — личную и деловую. Когда я впервые его послушал, у меня волосы встали дыбом — никогда прежде и никогда после я не слышал ничего подобного. Баффи настоящий первопроходец. Она первая начала экспериментировать с разными технологиями, синтезаторами и компьютерами при создании музыки, за десятки лет до того, как это стало мейнстримом. Ее музыка — именно то, что нужно людям в такие времена, как сейчас, когда нет уверенности в завтрашнем дне: в природе всегда есть место определенности и волшебству. Баффи когда-то сказала: «Удовольствие нужно вынюхивать. Следуйте за запахом удовольствия». Куда уж актуальнее и ближе к истине?»

Баффи Сент-Мари, 1969

© Jack Robinson

Майкл Халперн о силе и ранимости Руфуса Уэйнрайта

«К моменту выхода альбома Руфуса Уэйнрайта Poses я только начинал задумываться о том, что же я за личность, из маленького мальчика потихоньку превращаясь в юношу. Это было время трансформации, я пытался разобраться в своих чувствах, как их выражать, как их правильно распознать и отрефлексировать. Poses помог мне понять, что я человек творческий, чувствительный, полный надежд, и что я — гей. Этот альбом открыл для меня много нового. Например, каково это — переживать за того, кто не является членом твоей семьи, как анализировать взаимоотношения, я познакомился с новыми фильмами, музыкой, художниками. Альбом слепил из меня того, кем я являюсь сейчас, будучи взрослым, — дизайнера, друга, любовника. Я многим обязан Руфусу за его силу, ранимость, слова и смыслы. Его музыка сопровождала меня в самые жуткие моменты моего отрочества, она же помогала мне радоваться и быть благодарным за все те маленькие триумфы, что случались на пути. Думаю об этом и не могу сдержать эмоций».

Руфус Уэйнрайт, 1998

© Catherine McGann

Томми Хилфигер о том, как впервые открыл для себя дуэт Simon & Garfunkel

«Я купил пластинку Bridge Over Troubled Water дуэта Simon & Garfunkel, когда был еще подростком, сразу, как только обзавелся первым проигрывателем. Она пробуждает во мне самые разные воспоминания — о юности, о вкусе первой независимости, а еще о социальных и экономических сдвигах, которые тогда происходили в Штатах. Название альбома говорит само за себя — это спокойная умиротворяющая музыка для души. Всегда, когда мне хочется спокойно посидеть и порефлексировать, я ставлю эту пластинку. Надеюсь, и другим удастся найти в ней свою отраду. Заглавный трек Bridge Over Troubled Water — о том, что значит быть готовым помочь близкому, вне зависимости от обстоятельств. Очень важная мысль, учитывая все, что происходит в мире: защищать и изо всех сил поддерживать друг друга — долг каждого сегодня».

Обложка альбома Bridge Over Troubled Water, Simon & Garfunkel

© Rene van den Berg / Alamy Stock Photo

Ким Джонс о любви к Кейт Буш

«Мне нравится слишком много всего из самых разных сфер, поэтому выделить что-то одно непросто, но альбом Hounds of Love Кейт Буш я обожал и буду обожать всегда».

Марин Серр о своем романе с Бьорк длиною в жизнь

«Я люблю все, что делает Бьорк, — как она эволюционирует в карьере, оставаясь при этом верной себе, как ничего не боится. Ее невозможно засунуть в какие бы то ни было рамки. В детстве у меня была открытка с обложкой ее альбома Debut, я приклеила ее на окно своей спальни еще до того, как впервые услышала Бьорк. Не помню, откуда и когда взяла эту карточку, но образ надолго засел у меня в голове, а когда я наконец открыла для себя эту музыку, он укрепился еще сильнее. Спустя много лет, я использовала песню All is Full of Love в качестве саундтрека к моему выпускному показу, «магистерская» коллекция называлась Radical Call For Love. Я и сейчас много слушаю Бьорк — она самая необыкновенная артистка из всех».

Бьорк, 1997

© Niels Van Iperen