© Кейт Хадсон. Фото: Gregory Russell

Lifestyle

Кейт Хадсон о трендах в кинематографе, работе с ООН и привычке делиться

Актриса и посол доброй воли ООН рассказала, как помогает бороться с мировым голодом, а также почему поддерживает движение за гендерное равенство в киноиндустрии 

Конечно, вы знаете ее по роли Пенни Лейн в «Почти знаменит» (2000) или фильму «Как отделаться от парня за 10 дней» (2003), где она играет с Мэттью Макконахи. Однако последние годы актриса Кейт Хадсон занята не только съемками в кино — она посол доброй воли Всемирной продовольственной программы ООН (ВПП).

Номинантка на «Оскар» поддерживает деятельность организации по борьбе с голодом во всем мире с 2015 года. Именно тогда она впервые присоединилась к благотворительной кампании Watch Hunger Stop Майкла Корса, которая оказывает финансовую помощь программам школьного питания ВПП ООН. В рамках проекта актриса отправилась в Камбоджу, где посетила местные школы, сотрудничающие с Watch Hunger Stop, и встретилась с фермерами, которые поставляют продукты питания для программы.

Хотя из-за пандемии Хадсон до сих пор приходится соблюдать карантин, сегодня деятельность ВПП важна как никогда. В прошлом ноябре, сразу после того, как Всемирная продовольственная программа получила Нобелевскую премию мира, 41-летняя Хадсон помогла запустить кампанию #CrossTheDistance, призванную собрать средства и распространить информацию о регионах, наиболее подверженных голоду (таких как Йемен, Демократическая Республика Конго, Южный Судан, Сахель и Сирия).

Vogue поговорил с актрисой о ее вкладе в деятельность ВПП и о том, почему она поддерживает женщин-режиссеров.

Кейт Хадсон в Камбодже, 2017

© Tim Bishop / Quite Frankly Productions

Вы сотрудничаете с ВПП последние шесть лет. Какие аспекты работы организации наиболее близки вам?

Больше всего мне нравится, что ВПП — очень многосторонняя организация. Они не просто собирают средства на еду, но помогают странам развиваться самостоятельно, обеспечивая школы питанием и организуя различные инициативы в области здравоохранения. Теперь у женщин и молодых девушек есть доступ к образованию в тех регионах, где раньше его не было, потому что семьи знают — если они будут ходить в школу, их накормят. Это одна из причин, благодаря которым ВПП получила Нобелевскую премию мира: обеспечение продовольствия — мирный способ сделать женщин и девочек более образованными.

Чего вы хотите достичь, будучи послом доброй воли?

Я понимаю, что как актриса могу через инстаграм достучаться до почти 13 миллионов людей, и это поможет нам продолжать благое дело. Мне это действительно важно, и я надеюсь, что своим примером могу заставить и других людей обратить внимание на проблему. Моя цель — сделать так, чтобы дети были сыты, а также заботиться об их ментальном здоровье. Многие женщины переживают из-за грудного вскармливания: если у них нет молока, они думают, что не могут обеспечить своих детей всем необходимым, хотя существуют и другие способы кормления. Но представьте, что вы оказались в ситуации, где у вас нет таких возможностей.

Ваша мать основала The Goldie Hawn Foundation. Как вы думаете, страсть к филантропии — это наследственное?

Моя бабушка всегда говорила маме: «Нужно делиться с другими тем, что у тебя есть. С каждого заработанного доллара отдавать на благотворительность десять центов. Если в твоей жизни произошло что-то хорошее, раздели эту радость с другими». Это укоренилось в подсознании. 

До того момента, когда я передам эту эстафету, хочу сделать что-то значимое, и надеюсь, мои дети последуют моему примеру. Хочу, чтобы они пришли в большой мир с пониманием того, что для благих дел не обязательно быть владельцем компании из списка Fortune 500. Чтобы они знали — если они создадут нечто прекрасное, неважно, какого масштаба, это уже успех.

Кейт Хадсон в Камбодже, 2017

© Tim Bishop / Quite Frankly Productions

Каким был последний год для вас и вашей семьи?

Он был похож на американские горки, и в этом я не одинока. Стараюсь жить сегодняшним днем и проводить со своими детьми как можно больше времени на улице: малоподвижный образ жизни только усугубляет ситуацию. Меня злит этот вирус, потому что непонятно, какие последствия он несет для каждого человека — все очень непредсказуемо. В то же время крайне важно понимание и принятие непредсказуемости жизни в целом. Все мы смертны и должны защищать друг друга.

В этом году выходят два проекта с вашим участием: второй сезон сериала «Сказать правду» Нишель Трэмбл Спеллман с Октавией Спенсер, а также фильм «Мона Лиза и кровавая луна» Аны Лили Амирпур. Вы осознанно выбираете работу именно с женщинами-режиссерами?

Мне нравится работать с женщинами (и с мужчинами!). Да, это важно для меня, но я никогда не делала такой выбор намеренно. Моя мать — актриса и продюсер, у нее всегда были тесные творческие отношения с женщинами, например, с режиссером Нэнси Мейерс, так что это у меня в крови. Люди привыкли видеть мою маму легкой и непринужденной, но я-то знаю, как много она трудится, и ничто не может встать у нее на пути. Над «Сказать правду» работает команда по-настоящему крутых женщин, и для меня они создали очень интересного персонажа. Любой, кто когда-либо работал с Октавией, знает, что нет более прекрасной, талантливой, умной и открытой женщины. Надеюсь, связанные с ковидом ограничения будут сняты, и мы сможем вместе отправиться в небольшой пресс-тур и давать интервью.

Как, на ваш взгляд, изменится киноиндустрия в связи с движением за гендерное равенство?

Мне хочется, чтобы она пришла к настоящему, а не искусственно созданному балансу, и я верю, что добиться этого можно лишь путем инвестиций в работы, сделанные женщинами: фильм «Чудо-женщина» (2017) Пэтти Дженкинс — отличный тому пример. Когда компания говорит, что в их штате есть женщины, темнокожие женщины и латиноамериканки, но при этом руководящие должности занимают только белые мужчины, это разве нормально? Ситуацию нужно менять. Неужели в мире нет других инвесторов? Мне очень хочется, чтобы любой мой бизнес и каждый фильм, в котором я снимаюсь, поднимали подобные вопросы.

Кейт Хадсон в Камбодже, 2017

© Tim Bishop / Quite Frankly Productions