© Lobby

Книги

Книги о любимых художниках Тома Форда, Симона Порта Жакмюса и сестер Олсен

Что почитать и за кем следить, если вы любите этих модных дизайнеров

C июня в Гостином Дворе работает новое пространство проекта Lobby — с кафе, баром, книжным магазином и офисом арт-консьержа. Начав лето в формате soft opening с кофе навынос, Lobby будут открываться шире по мере снятия карантинных ограничений. Пространство задумывалось как «идеальная гостиная» для встречи вовлеченных в среду искусства: художников, кураторов, коллекционеров и не только. В обозримом будущем здесь можно будет читать, встречаться за чашкой капучино или бокалом красного, а также собираться на пятничные аперитивы и субботние коктейли. Все — в шаге от парка «Зарядье» и Красной площади. 

Lobby

«Нам импонирует философия закрытых арт-клубов, — говорят основательницы проекта Софья Карповская и Кристина Етумян, — но доступ в наше пространство будет у всех желающих». Персональные арт-консультации, онлайн-сервис для коллекционеров и прочие камерные опции при этом тоже есть. Интерьер Lobby разработала Дарья Белякова, основательница бюро Arch(e)type, книжную подборку составила декоратор и байер Мария Милославская, коктейльную карту — шеф-бармен бара «Вода» Евгений Казимиров, сомелье выступила Елена Лебедева (Perelman People). 

Lobby

По случаю запуска Софья Карповская собрала для Vogue несколько отличных книг по искусству, дизайну и архитектуре. Обзавестись ими особенно стоит, если вы уже разделяете интересы сестер Олсен, Тома Форда и Симона Порта Жакмюса или очень этого хотите. 

Lobby

Мэри-Кейт и Эшли Олсен

Многие из арт-сообщества с любопытством следят за кураторской подборкой в инстаграме бренда The Row, выстроенной в концепции воображаемого музея искусства. Оригиналы Баския и Ман Рэя во флагманском магазине бренда в Нью-Йорке (в Лондоне же The Row встречают работами Таррелла и Чемберлена.Прим. Vogue) вызывают легкое чувство зависти. А еще это неопровержимый аргумент, что близняшки Олсен всерьез занимаются не только модой, но и искусством. 

Во время учебы в университете Мэри-Кейт работала ассистенткой у одной из самых востребованных фотографов нашего времени — Энни Лейбовиц. Сейчас коллекция девушки включает работы и других фотографов, в том числе Томаса Руффа, выдающегося представителя Дюссельдорфской школы, и 80-летнего японца Нобуёси Араки, провокатора, чьи снимки продолжают будоражить арт-рынок. В отличие от сестры, Эшли не раскрывает, чьи работы коллекционирует. Но мы-то помним, что на ее счету роман с арт-дилером Ричардом Саксом, художником Луи Эйснером и, по слухам, с самим Джорджем Кондо. Впрочем, были ли они в отношениях с суперзвездой американской арт-сцены, портреты вымышленых людей которого улетают на аукционах как горячие пирожки за сотни тысяч долларов, — не так важно. Достаточно и факта взаимодействия с брендом The Row, чей бутик появился в одном из скетчей Кондо.

Annie Leibovitz at Work, Phaidon, 5450 рублей, lobby.moscow

George Condo: One Hundred Women, Hatje Cantz, $153.91, amazon.com

Jean-Michel Basquiat, Taschen, 16000 рублей, lobby.moscow

Thomas Ruff 1988–2014 Catalogue Raisonné by Jörg Schellmann, Hatje Cantz, 5900 рублей, lobby.moscow

Cимон Порт Жакмюс

Жанна Клод и Христо придумали выстраивать тканевые пирсы за три десятка лет до того, как эту идею на лавандовом поле изящно повторил Симон Порт Жакмюс. Мы не можем утверждать наверняка, что их работы есть в его коллекции. Как и картины Дэвида Хокни, к примеру, Double East Yorkshire, 1998. Конечно, мы бы не удивились, увидев дома у любимого французского дизайнера графику или керамику как Пикассо, так и Жана Люрса. И даже допускаем, что могли бы почувствовать учащение пульса, обнаружив в коллекции Матисса или Сезанна. Но реальность такова, что мы ничего не знаем о физической арт-коллекции дизайнера. И даже тот неоспоримый факт, что одну из рекламных кампаний для бренда разрабатывала молодая художница Хлоя Вайз, приславшая потом один из холстов дизайнеру домой, практически ничего не меняет. Зачем же мы включили Симона Порта в список дизайнеров-коллекционеров? 

Отвечаем: аккаунт Жакмюса подтверждает наше убеждение, что собирать можно не только работы, приобретенные на ярмарках, аукционах или в галереях, но и воспоминания об арт-путешествиях. Специализация Жакмюса — опыты взаимодействия с модернистскими памятниками архитектуры и дизайна. Работая над коллекциями, Симон Порт ссылается на увиденное, регулярно показывает референсы в своем инстаграме и сравнивает их со своими творениями. Среди полюбившихся дизайнеру архитектурных объектов — список-максимум вокруг родного Марселя: от комплекса «Жилая Единица» Ле Корбюзье и выдающихся «скульптурных гротов» Жака Куэлля до знаменитого «Дворца пузырей», построенного по проекту Антти Ловага на Французской Ривьере. Некогда это здание принадлежало Пьеру Кардену. В фотоотчете Симона о возвращении в Париж мы с улыбкой для себя отметили кресло-тыкву Пьера Полена, аналогичное тому, что находится в библиотеке Lobby.

Le Corbusier Le Grand, Phaidon, 6160 рублей, respublica.ru

Pierre Paulin: Life and Work, Scriptum Ed., 5000 рублей, lobby.moscow

The Palais Bulles of Pierre Cardin, Assouline, 7200 рублей, lobby.moscow

Том Форд

О Томе Форде и его коллекции искусства известно куда больше, чем о Жакмюсе. Дизайнер и кинорежиссер неоднократно рассказывал о своем страстном увлечении, черпал идеи из истории искусств и воплощал их как в модных коллекциях, так и в фильмах.

Форд особенно любит американское и европейское искусство послевоенного периода: пример тому — целая комната в его доме, выделенная под полотна обожаемого им художника-минималиста Эльсуорта Келли, представителя хард-эдж-направления в живописи. К его же творчеству отсылают цветовая палитра и визуальное настроение снятого Фордом фильма «Одинокий мужчина» (2009).

Минималистичные пейзажи и выверенные сцены второго фильма Тома, «Под покровом ночи» (2016), напоминают работы «поэта пустых пространств» Эдварда Хоппера. Но если в «Одиноком мужчине» Том Форд снимал реплики, то во второй драме среди работ, взятых за основу коллекции искусства главных героев, в большинстве случаев, зритель видит подлинники. Помимо произведений, предоставленных для съемок художниками и галереями, есть две из личной коллекции Форда — это стальная скульптура Balloon Dog Джеффа Кунса и мобиль 23 Snowflakes Александра Колдера, которые, как известно, экспонируются в доме дизайнера на постоянной основе. К слову, круглую работу, Nude in a Convex Mirror (2015) Джона Карина, из нашего любимого кадра из всего фильма, предоставила Gagosian Gallery.

В коллекции Тома Форда — много откровенных работ с сексуальным подтекстом и есть целая комната, которую дизайнер называет The Vagina Room. В ней, конечно, нашлось место для полотен любимого Эльсуорта Келли. Также Форд владеет одной из работ Лучо Фонтаны Concetto Spaziale Cratere — ее Том задействовал в оформлении своего бутика на Мэдисон-авеню. Ранее в коллекции был и редкий «Автопортрет» Энди Уорхола (1986), который Форд продал на аукционе Sotheby's в 2010-м за 32,6 миллиона долларов. Современный период в собрании Форда представлен, в частности, фотографиями Сэм Тейлор-Джонсон.

Ellsworth Kelly, Phaidon, $40.99, amazon.com

Andy Warhol's The Chelsea Girls, DAP, 6350 рублей, lobby.moscow

Lucio Fontana: On the Threshold, The Metropolitan Museum of Art, 3900 рублей, lobby.moscow