Image may contain: Performer, Human, Person, Dance Pose, Leisure Activities, Dance, Flamenco, and Natalia Dyer

© Наталия Дайер. Фото: Nagi Sakai / © ArtPartner

Lifestyle

Звезда «Очень странных дел» Наталия Дайер о четвертом сезоне сериала и Голливуде поколения Z

Съемки всеми любимого сай-фай-сериала наконец возобновлены, и мы поговорили с исполнительницей одной из главных ролей о том, что ждет ее героиню, а также о новом фильме Netflix «Да, бог, да»

22 октября Наталия Дайер возвращается на Netflix. Но не в роли старшей сестры Нэнси Уилер из «Очень странных дел», а в образе Элис — ученицы католической школы в новом фильме «Да, бог, да», режиссером и автором сценария которого выступила Карен Мэйн. 

Последний полнометражный фильм Дайер — веселая, остроумная драма, действие которой разворачивается в начале 2000-х. Главная героиня пытается понять, почему получение сексуального удовольствия считается «неправильным». Однажды в интернет-чате пользователь под ником HairyChest1956@aol.com отправляет Элис неприличные фото — так девушка впервые узнает про мастурбацию и открывает новые функции виброзвонка на своей «нокии». Можно подумать, что «Да, бог, да» — очередная тинейджерская комедия, но благодаря тонкой актерской игре Дайер история увлекает зрителя, поднимая тему лицемерного отношения к сексуальным желаниям. 

Во время нашего интервью актриса находится в Атланте, она полна оптимизма, весела и вдумчива. Как только мы начинаем говорить на эти деликатные темы, ее кошка по кличке Мона начинает отчаянно мяукать и ходить взад-вперед по новому дивану своей хозяйки.

Кадр из фильма «Да, бог, да»

© Everett Collection Inc / Alamy Stock Photo

Обычно Дайер живет в Нью-Йорке, но в Атланте проходят съемки «Очень странных дел», поэтому этот город стал для нее вторым домом. В марте команда сериала начала работать над новым сезоном, но грянула пандемия, и процесс пришлось поставить на паузу. Актриса решила никуда не уезжать и ждать новостей. Однако все затянулось так надолго, что ей пришлось обзавестись мебелью и перевезти в Атланту свою кошку.

Во время карантина Дайер регулярно созванивалась по FaceTime с родителями и читала пьесы, включая «Созвездия» Ника Пейна и «В это же время, в следующем году» Бернарда Слэйда. Таким образом она надеялась прокачать актерское мастерство вместе с бойфрендом и коллегой по «Очень странным делам» Чарли Хитоном. К счастью, недавно съемки сериала снова возобновились. Мы успели пообщаться с Дайер, пока работа не поглотила ее окончательно.

О четвертом сезоне «Очень странных дел»

«Если честно, сценарий просто потрясающий. Нэнси столько всего ждет. Каждый раз по окончании сезона мы все думаем: что будет дальше, как развернется история? А потом читаем сценарий нового сезона и такие: «Вау». Пока что я не могу раскрывать подробности, но одно скажу наверняка: новый сезон выйдет нескоро, но он определенно стоит ожиданий. Это будет грандиозно. Правда, грандиозно!»

Кадр из сериала «Очень странные дела»

О фильме «Да, бог, да»

«Главная сила «Да, бог, да» в том, что это история про женщину. Фильм честный, смешной, очень беззаботный, но при этом в нем поднимаются серьезные вопросы. Редко встретишь историю о женской сексуальности, рассказанную и снятую женщиной, но при этом без лишней перформативности. Невинная девушка открывает для себя удовольствие и начинает изучать свое тело. Грустно, что это до сих пор редкость».

О женском удовольствии

«Я понимаю, почему иногда мне самой неловко говорить о женском удовлетворении, но с тех пор, как я начала обсуждать с прессой этот фильм, стало гораздо проще. Я по-прежнему стесняюсь сказать слово «мастурбация». Само общество диктует нам такие нормы, поэтому главное — понять это и спросить себя: «Почему я не могу говорить на такие темы?»

Все это уходит корнями в наше социально-культурное прошлое, но в 2020 году подобные табу выглядят устаревшими. Чтобы нормализовать такие темы, нужно о них говорить. Не хочу строить из себя гуру женского оргазма, но в то же время я понимаю: «Ага, вот откуда ноги растут».

Кадр из фильма «Да, бог, да»

О том, как меняется Голливуд

«Почти все фильмы о женщинах были сняты мужчинами и преподнесены с точки зрения главного героя-мужчины. Нам нужен женский взгляд! Если речь идет о женщинах, так пусть они сами расскажут о своих чувствах».

О съемках в по-настоящему значимом кино

«2020 год заставил всех нас на многое открыть глаза. Иногда, начиная новый проект, ты как актер чувствуешь беспомощность. Я вижу столько фильмов ни о чем. Поэтому в какой-то момент начала задумываться о том, насколько значим тот или иной проект, волнует ли он меня, что он собой представляет. Весь контент, который вы потребляете, даже если он глупый, несерьезный или отвлекающий, имеет значение. У всего есть своя цель».

О будущем Голливуда

«Истории, которые имеют значение, рассказывают о чем-то новом и интересном, преподнесены с разных точек зрения. Истории, которых я никогда не видела раньше и которые заставляют меня посмотреть на вещи иначе. Мне бы очень хотелось видеть индустрию такой, особенно в этом году. Надеюсь, нас ждет приток новых людей, идей, работ, взглядов на все происходящее».

Кадр из сериала «Очень странные дела»

© Tina Rowden/Netflix

О райдере инклюзивности

«Я не могу перестать думать об оскаровской речи Фрэнсис Макдорманд 2018 года (в ней актриса упомянула «райдер инклюзивности» — пункт в контракте актера или режиссера, согласно которому команда должна соблюдать определенный уровень дайверсити. — Прим. Vogue). Актеры часто делегируют все вопросы, связанные с бизнесом, законодательством и контрактами, но сейчас у нас есть возможность использовать свое влияние по полной. Иногда мы просто счастливы получить роль и участвовать в проекте, делать то, что нравится… Но когда станем говорить: «Мне нужно, чтобы было так», все начнет меняться. Райдер инклюзивности не решит всех проблем, но это шаг в правильном направлении».

О собственном чувстве стиля

«Я никогда не ощущала себя частью мира моды. Мне всегда казалось, что я нахожусь где-то на периферии и просто наблюдаю со стороны. Конечно, люблю многих дизайнеров, и мне доводилось носить платья невероятной красоты. Уважаю моду, но при этом она приводит меня в недоумение. Мы с Чарли любим наряжаться, это весело. У нас разные предпочтения по части стиля, но в чем-то наши вкусы сходятся. Это как диаграмма Венна. А вообще мне нравится щеголять нарядами на красной ковровой дорожке, когда нужно быть непохожей на себя».