You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Эндометриоз — самая коварная женская болезнь века

Вы много и с удовольствием работаете, красиво отдыхаете, а детей откла­дываете на потом? Сначала проверьтесь

Эндометриоз — самая коварная женская болезнь века

Фото: Felix Valente

Я до сих пор не могу поверить, что Лина Данэм — тридцать два года, актриса, режиссер, не замужем — согласилась на удаление матки. Мне кажется, если бы я была рядом, я смогла бы ее отговорить. Но мы не знакомы, меня рядом не было, а другие, хотя и любящие ее, переубедить не смогли. Можно долго обсуждать анамнез Лины и обоснованность этого рокового выбора. Неоспоримо другое: благодаря драме Данэм, в течение года разворачивающейся в ее инстаграме, мы наконец-то начнем говорить о болезни, которая к ней привела. Знакомьтесь: эндометриоз — король бесплодия, повелитель боли, самая коварная женская болезнь века.

Для начала краткий ликбез. Эндометриоз — заболевание, при котором клетки эндометрия (слизистого слоя матки) начинают распространяться за ее пределами. Попадая на яичники, шейку матки, мочевой пузырь или толстую кишку, эндометрий ведет себя агрессивно, как опухоль: увеличивается в размерах, прорастая в ткани и нервные окончания. Эти «опухоли» не злокачественные, жизни они не угрожают, но с высокой долей вероятности могут создавать две серьезные проблемы. Первая — менструации у женщины с эндометриозом могут проходить с сильными болями. Вторая — при эндометриозе могут образовываться спайки в фаллопиевых трубах, повреждаться яичники и яйцеклетки, что в конечном итоге может привести к бесплодию.

Хотя впервые эндометриоз был описан в конце XIX века, до сих пор можно услышать массу теорий его возникновения — от плохой экологии и секса во время менструации до абортов и других гинекологических операций. Все они сегодня считаются несостоятельными. Хотя некоторые контуры понимания есть. К примеру, если у матери был эндометриоз, высока вероятность, что он будет и у дочери. Но это скорее предрасположенность, чем прямая наследственность. Есть основания полагать, что стресс участвует в развитии эндометриоза, хотя и не является триггером. Кстати, гинекологи в женских консультациях прямо говорят о том, что больные эндометриозом — особый типаж, их можно узнать с первого взгляда: они почти всегда активные, деловые, успешные.

Моя приятельница, журналистка и кинорежиссер Инна Денисова — типичная пациентка с эндометриозом. О своем диагнозе она узнала сразу после очередной поездки на Каннский кинофестиваль, тогда ей было тридцать шесть лет. «Я лежала на полу Дворца фестивалей и не могла пошевелиться от боли. Скорая отвезла меня в больницу, там сказали, что я что-то не то съела, и отправили домой. В тот же день у меня начались месячные, а на следующем приеме у гинеколога на УЗИ увидели кисты яичника. После операции я впервые услышала, что у меня эндометриоз в очень серьезной форме». Так началась ее одиссея — лапароскопия, стимуляция яичников, забор и криоконсервация яйцеклеток, неудачное ЭКО, еще одно, еще и еще. «Как и многие в моем окружении, я не планировала рожать как минимум до тридцати пяти, мне хотелось учиться, работать, узнавать мир вокруг. При этом я исправно ходила к гинекологу на УЗИ и всегда слышала: у вас все отлично. Если бы я знала об эндометриозе, я бы задумалась о криоконсервации ооцитов, эта процедура стала доступна в России еще в 2011 году». Как истинный кинематографист, Инна превратила свою личную драму в кино — ее документальный фильм «Порочное незачатие» о феномене позднего материнства сейчас на стадии монтажа. Параллельно Инна проходит протоколы ЭКО. Хотя знает, что шансов мало — ей за сорок, и вероятность успеха, как сказали ей во Франции, где она сейчас живет, — три из ста.

Мы отовсюду слышим об отложенном материнстве — слышим рассказы звезд, которые рожают после сорока и даже пятидесяти. Но мы не знаем, какой путь пришлось пройти счастливой маме и какой счет выставила ей клиника. Нам преподносят только хеппи-энды, и это причина, по которой эндометриоз сегодня не на слуху. Именно поэтому у него так долго была репутация чего-то безобидного, вроде вегетососудистой дистонии, которая вроде бы есть, а вроде и нет. При этом, по словам врачей, этим заболеванием сегодня на планете страдает двести миллионов женщин детородного возраста. В России у эндометриоза третье место среди заболеваний женских половых органов после воспалений и миомы матки.

Так что же теперь, всем рожать в двадцать пять лет, ведь беременность и лактация — это лучшая профилактика эндометриоза? Или положиться на удачу — все же эндометриоз не всегда приводит к бесплодию, да и появляется не у всех? Нет! Но прежде всего нам нужно изменить свое отношение к эндометриозу. Да, это серьезный противник, но выиграть у него вам по силам. Вот основные правила игры.

Первое — возьмите на себя ответственность за диагностику эндометриоза. «Хитрость этого заболевания в том, что оно поражает не один орган, а всю репродуктивную систему, поэтому часто оно либо не имеет никаких симптомов, либо маскируется под другие болезни — хроническое воспаление придатков, цистит, аппендицит и тому подобное, — говорит хирург Андрей Дубинин, к. м. н., главврач клиники «Мать и дитя», Санкт-Петербург. — Так что если вы никак не можете вылечить, к примеру, мочевой пузырь, есть смысл заподозрить эндометриоз». Другой важнейший сигнал — сильная боль при месячных (в 70  процентов случаев ее причина — эндометриоз). Но даже если ничего этого нет, после тридцати раз в год делайте экспертное УЗИ в крупных научных центрах вроде Кулакова, «Лапино», Центра планирования семьи и репродукции на Севастопольском и тому подобных. Здешние специалисты набили руку на обнаружении эндометриоза, в то время как аппараты УЗИ и даже МРТ в районных ЖК и обычных многопрофильных центрах могут его просто не показать (частота ошибок до 40  процентов), а врачи там его даже не заподозрят.

Если эндометриоз обнаружен, не спешите делать операцию — проконсультируйтесь у репродуктолога. Он предложит сдать кровь на антимюллеров гормон, который покажет ваш запас яйцеклеток. «Сам по себе эндометриоз уже травмирует ткань яичника, уменьшая запас яйцеклеток, — говорит гинеколог-репродуктолог Центра планирования семьи и репродукции, к. м. н. Нино Гугушвили. — После лапароскопии, как бы деликатно ни действовал хирург, ситуация только ухудшится. Если раньше вопрос решался радикально: есть киста яичника, ее сразу нужно удалять, — то сегодня при небольших размерах кисты возможен предварительный забор яйцеклеток и только потом уже хирургическое лечение. Эта практика считается наиболее здоровой».

И все же при эндометриозе операция обычно неизбежна — только удалив его очаги, можно говорить об устранении препятствий к беременности. Статистика у этого метода лечения хорошая: в течение года зачать удается в среднем 40–50  процентам женщин. Ищите хирурга, который специализируется на эндометриозе, и уточните, как именно он планирует работать. «Сегодня наиболее передовым является метод иссечения очагов эндометриоза, — говорит хирург Дубинин. — Метод коагуляции, который до сих пор кое-где применяют, считается устаревшим, так как в этом случае эндометриоз уходит вглубь тканей, и после операции процесс усугубляется. А во время иссечения этого не происходит». «Однако избегайте повторного хирургического лечения, — говорит репродуктолог Нино Гугушвили. — При эндометриозе и спаечном процессе повторное хирургическое вмешательство, как правило, не дает эффекта». Почему? Клетки эндометрия обладают невероятной жизнеспособностью, если процесс зашел слишком далеко, убрать их до конца уже не получится. В любом случае, прежде чем принимать решение, получите несколько мнений. Медицина — не математика, где есть единственно верный ответ. Разные врачи могут предложить разные планы лечения — и все будут по-своему правы. Самое главное: что бы ни случилось, не отчаивайтесь. Женский организм — аппарат загадочный, при самом удручающем анамнезе он способен на чудеса. Только следите за временем.

«Мы боремся за то, чтобы женщины обращались к нам вовремя, — говорит Гугушвили. — Если вам до тридцати пяти лет и желанная беременность не наступила в течение года, нужно идти к репродуктологу. Если вы старше, то уже через полгода. Это не значит, что мы всем будем делать ЭКО. Но мы должны следить, чтобы овариальный резерв не снизился настолько, что придется прибегать к донорским ооцитам. Критическая отметка — тридцать семь лет, в этом возрасте у женщины сильно падает и качество, и количество клеток. Если этого не произошло, то мы, как правило, можем помочь пациенткам с эндометриозом стать мамами».

У врачей есть и другие хорошие новости! «Скоро поставят точку в фундаментальных исследованиях о том, какие гены отвечают за эндометриоз, и мы сможем предсказывать появление этой болезни у девочек, за такими скринингами будущее, — говорит Дубинин. — Кроме того, в мире прошел шквал исследований, которые позволяют говорить о том, что буквально через десять–пятнадцать лет эндометриоз из разряда хирургических заболеваний перейдет в терапевтические, и мы сможем лечить его медикаментами». Но пока этого не произошло, есть еще кое-что, что мы можем сделать. Мы должны начать говорить об эндометриозе — не только на страницах Vogue, но дома и на уроках в школе. Молодые девушки должны знать, как сохранить свое здоровье, и знать, чем болели их мамы. Не только чтобы заподозрить заболевание у себя, но и уметь поддержать других, ведь пациенты с эндометриозом ведут изматывающий бой с тенью. Да, случай Лины Данэм с тяжелым эндометриозом и его последствиями — из ряда вон, такое бывает крайне редко. Но даже ей благодаря поддержке знакомых и незнакомых легче продолжать борьбу и поверить, что с помощью новых технологий она все еще может стать мамой.

комментарии