Красота

Natura Siberica прекращает свою работу. Вспоминаем историю конфликта внутри бренда 

Рейдерский захват, грубая дележка наследства или крах компании после смерти основателя? Vogue узнал о ситуации, разворачивающейся вокруг косметического бренда Natura Siberica, у двух сторон. Ниже интервью с Ириной Трубниковой, заместителем гендиректора компании, и Борисом Любошицем, первым временным управляющим после смерти Андрея Трубникова 

Последние несколько недель в инстаграме Natura Siberica (пожалуй, самого популярного бренда российской косметики) привычный контент с полюбившимися всем нам средствами бьюти-марки сменили посты откровенно пугающие. На них были и просьбы о помощи совладелицы группы компаний Natura Siberica Ирины Трубниковой, и многочисленные видео, подтверждающие, что привычной работе офиса препятствуют неизвестные.

На днях стало известно, что «Натура Сиберика» останавливает работу 80 магазинов, прекращает производство и продажу товаров под брендом компании. По некоторым данным, причиной тому стал расторгнутый договор об использовании товарных знаков бренда Ириной Трубниковой.

Напомним, что в новостных лентах после ухода из жизни основателя компании Андрея Трубникова 7 января 2021 года не раз появлялись заголовки о проблемах в Natura Siberica (сначала у родственников умершего возник конфликт по поводу наследства, а позднее суд  арестовал с брендов более четырех миллиардов рублей).

Ниже вспоминаем историю конфликта внутри бренда, которая началась с хештега #ЯМыНатураСиберика

Редактор красоты Vogue.ru Арина Шабанова ранее связалась с Ириной Юрьевной Трубниковой, заместителем гендиректора Natura Siberica, чтобы узнать о происходящем в компании накануне остановки ее деятельности. 

Ирина Юрьевна, расскажите, какие полномочия были после смерти Андрея Трубникова у вас? Какие есть сейчас? 

Те же самые, какие были с момента организации нашей фирмы. С самого первого дня Андрей Вадимович был генеральным директором, а я заместителем генерального директора. У меня должность и работа никак не изменились за эти 20 лет. Андрей Вадимович сразу сказал: «Я буду придумывать, а ты следи за остальным». Мы в шутку называли это «быть на хозяйстве». Другими словами, была его заместителем и правой рукой. 

Свадебная фотография Ирины и Андрея Трубниковых, 1985

Знакомы ли вы с Буйловым С. Ю.? Как и кем он был назначен президентом компании, если до этого был лично уволен Андреем Трубниковым за профнепригодность, а должности президента до этого вообще не существовало? 

У нас в компании действительно никогда не было такой должности, как президент. Кому-то, по всей видимости, понадобилось придумать ее и переписать устав, чтобы назначить этого человека. 

Я знала Сергея раньше как коллегу — он работал у нас на протяжении 13 месяцев в 2018 году на должности генерального директора. Его нанял Андрей Вадимович и сам же расстался с ним, так как Сергей показал себя неэффективным руководителем и за время его управления наши продажи упали. Андрей не раз говорил, что Буйлов не понимает специфику бренда, его уникальность, применяет шаблонные схемы, которые приводят к катастрофическим результатам. 

Но Сергей всегда был очень вежлив и обходителен в общении: я не могла представить, что этот человек приведет в наш офис ЧОП, начнет выламывать замки, блокировать пропуска и отключать людей от компьютеров. 

А кто назначил Ганзера Д. М. генеральным директором? Что вам известно об этом человеке?

Из-за действий нашего нотариуса мы уже несколько месяцев находимся в ситуации, когда череда незнакомых людей претендуют на управление компанией. 

По законам, нотариус назначает временного доверительного управляющего. Трое из четырех наследников проголосовали за меня, потому что мы начинали с Андреем Вадимовичем вместе, и я в этом бизнесе уже 20 лет. Я занималась операционкой и другой хозяйственной деятельностью, а Андрей Вадимович — креативом, маркетингом, стратегическими планами.  

Не согласилась только вдова Андрея Вадимовича — Анастасия. Она же первой обратилась к нотариусу и выбрала человека — как бы это сказать… — с определенной репутацией. В результате чего нашей судьбой распоряжается нотариус Айгуль Карнаухова, которая назначает доверительного управляющего, доверительный управляющий — генерального директора, а генеральный директор — президента. 

Заметьте, по закону это лишь временное управление, которое должно поддержать компанию до вступления наследников в их права. Но эти люди начинают творить страшные вещи

Про Дмитрия Ганзера мне вообще ничего не известно, кроме того, что он индивидуальный предприниматель. Чем он занимался раньше, я не знаю.

Почему о появлении нового руководства вы, согласно последним постам в инстаграме бренда, узнали в числе последних вместе с рядовыми сотрудниками?

Наверное, нужно разобраться, о каком новом руководстве речь. Про генерального директора, его полномочия и обязанности я уже знала. А вот про существование у нас президента услышала только во время звонка. Почему он позвонил мне одной из последних? Я сама была удивлена, ведь мы были знакомы с Сергеем раньше, и он прекрасно знал, какую должность я занимаю. Он позвонил мне как рядовому сотруднику в числе последних и сказал, что теперь он президент, будет развивать нашу компанию, а также пригласил меня к сотрудничеству.

Как чужой для компании человек может развить ее за полгода? Это невозможно. Управляющий долями должен только следить, чтобы положение компании не ухудшилось. А они отключили нас от баз и от компьютеров, заблокировали работу офиса, нескольких магазинов и спа-салона. Мы потеряли выручку. Разве это можно называть словами «развивать» и «поддерживать»?

Я ответила ему: «Извините, Сергей, вы мне позвонили после 30 человек и сотни сообщений с вопросом «Ирина Юрьевна, что у нас происходит?». Мне нужно подумать».

Не могли бы вы подробно рассказать, что происходит в компании с приходом «новой власти»?

11 августа примерно в 12 часов дня мне начали звонить и писать сотрудники: «Ирина Юрьевна, что происходит? Внизу в офисе какие-то люди, говорят, что они новое руководство, выписывают пропуска». Мне даже рассказывали, как какая-то женщина кричала, что она генеральный директор, хотя на этой должности у нас Дмитрий Ганзер. В итоге они выписали пропуска и поднялись в офис, расставили ЧОП, стали ломать и менять замки.  

Из-за COVID мы работали в гибридном формате, и часть сотрудников была на удаленке. Они тут же стали писать: «Нам отключили удаленный доступ к компьютеру». Следом за ними позвонили директора из магазинов и SPA, сказали, что нет доступа к базам и они вынуждены остановить работу. У нашего айтишника требовали сдать пароли, в результате ему стало плохо и пришлось вызвать скорую. Кому-то из сотрудников начал звонить сам Сергей Буйлов. Некоторые не захотели снять трубку — не знаю, почему, видимо, очень неожиданный звонок. Но кто-то ответил и выслушал указание немедленно выходить в офис. В итоге 11 августа у нас была заблокирована работа всего офиса.

Все эти дни я существую в какой-то параллельной реальности. Не понимаю, почему это происходит, почему вместо своей обычной работы я оказалась в «зоне боевых действий» и даю многочисленные интервью. Очень хочется вернуться к своей обычной работе. 

Какой курс развития компании вы намечали после смерти Андрея Трубникова? Или, возможно, им лично были даны какие-то определенные напутствия по продолжению его дела? 

После смерти Андрея Вадимовича мы точно знали, что будем продолжать работать, потому что он очень хотел, чтобы бренд Natura Siberica жил и был известен всему миру. У него были амбициозные планы. Сегодня мы продаемся в 70 странах мира, а Андрей планировал в скором времени выйти на Бразилию и другие страны Латинской Америки. Хотел строить облепиховые фермы в Хакасии. 

Первые три-четыре месяца после ухода Андрея Вадимовича мы работали как раньше, показывали стабильные продажи. Выпустили три новые коллекции: ICE by Natura Siberica, линию Apotheka на эфирных маслах, сертифицированную детскую коллекцию с рисунками детей на упаковках. 

Потом стало сложнее.  В результате того, что доверительный управляющий Любошиц Борис Моисеевич и его юридическое агентство «Сезар Консалтинг», от лица которого Борис Моисеевич был назначен им же самим нашим генеральным директором, не прошли все необходимые процедуры в банках, у нас из четырех действующих счетов остался только один. И я хочу сказать отдельное огромное спасибо всем нашим деловым партнерам за понимание и поддержку в этот непростой для бренда период.

Ирина и Андрей Трубниковы вместе с сотрудниками в первом офисе Natura Siberica, 2002

Как вы думаете, зачем к сотрудникам компании применяется грубая сила, их планомерно отключают от рабочих компьютеров и доступов к базам, а вам самой запретили проход в офис?

Я не знаю! У нас косметическая компания, в которой работают преимущественно девушки. Зачем к ним применять грубую силу? Я не понимаю. Эти люди заявляют, что пришли охранять нас и наше имущество, на что мои сотрудницы отвечают: «Не надо нас охранять!» Они элементарно боятся этих людей, расставленных по этажам: боятся, что они скажут им что-то неприятное или даже сделают. 

Объясните мне, от кого они хотят охранять наше имущество? Мы будем выносить компьютеры из своей компании? Или два грузовика рабочих документов? Это абсурд

У нас в офисе никогда ничего не пропадало — я ни разу не слышала, чтобы кто-то пожаловался на это. Ну, посуда, бывает, гуляет между комнатами. На этом все.

Можно ли, на ваш взгляд, отнести подобные действия нового руководства к рейдерскому захвату компании? Как вы планируете с этим бороться?

Да, я расцениваю это как рейдерский захват. И буду продолжать считать это захватом и защищать компанию всеми законными способами.

Ирина Трубникова (справа) с брендом Natura Siberica на первой выставке индустрии красоты и здоровья Cosmoprof в Болонье, Италия, 2008

Как думаете, кому были выгодны подобные действия против бизнеса Андрея Трубникова и кто за этим стоит?

Я не знаю, кто за этим стоит. Наверное, это должна знать та сторона, которая нанимала нотариуса с такой репутацией. Нотариус назначила доверительного управляющего, доверительный управляющий назначил генерального директора, генеральный директор назначил президентом Сергея Буйлова. 

Плюс неожиданно, буквально перед вступлением в права наследников, возникли суды, в которых Анастасия просит признать своих детей (не детей Андрея Вадимовича) наследниками. Я считаю, что это сделано, чтобы затянуть вступление в наследство, ведь такие иски можно было подать и раньше. В результате процесс затягивается, а президент, хорошо знакомый с Анастасией Трубниковой, управляет компанией. 

Что будет с брендом дальше? 

Мы (я и моя команда) верим в нашу компанию. Мы очень любим «Сиберику», «Бабушку Агафью» и другие бренды и знаем, что очень многие люди по всей стране пользуются ими с такой же любовью. Причем это люди разных возрастов и полов. Люди рассказывают мне, что наши продукты обожают целыми семьями, часто делятся историями в духе: «Вы знаете, я сама покупаю Natura Siberica, а мой дедушка ни на что не променяет черное мыло «Агафьи», потому что оно напоминает ему деревню».

Мы бы очень хотели, чтобы они сохранились. У нас много планов: мы хотели бы привлечь к сотрудничеству больше молодежи и блогеров, запустить новые экологические проекты. К примеру, собирались установить в каждом магазине пункт для сбора использованной упаковки, производить флаконы из переработанного пластика... Но сейчас, к сожалению, все они отложены из-за этой неприятной ситуации. 

Ирина Трубникова (слева) представляет бренд «Рецепты бабушки Агафьи» на выставке Intercharm в 2004 году

Сейчас вы пытаетесь привлечь внимание общественности через инстаграм компании, а что еще поклонники «Натуры Сиберики» могут сделать для сохранения любимого бренда в прежнем виде?

Я хочу сказать огромное спасибо за поддержку всем, кто сделал репост и написал о происходящем в своих соцсетях. Это тысячи людей, и мне сложно передать, как важны ваши слова поддержки. Благодаря им чувствуешь, что за твоей спиной сила. Мы просим всех максимально продолжать освещать нашу ситуацию. В конце концов, честное человеческое отношение должно победить.

Чтобы получить больше деталей и глубже вникнуть в проблему,  с которой столкнулся бренд Natura Siberica, редактор Vogue.ru Кристина Манучарян также в самом начале возникшего конфликта связалась с Борисом Любошицем, президентом юридического агентства «Сезар Консалтинг». Именно он был первым назначен на должность доверительного управляющего долей группы Natura Siberica, принадлежащей Андрею Трубникову (c 5 марта по 2 июля).

Расскажите, как происходил выбор временного управляющего компании? 

Когда говорят, что нотариус назначила доверительного управляющего против воли наследников, — это манипулирование общественным мнением. На собрании, где решалось, кто будет управлять долей компании, принадлежащей покойному, наследники не смогли договориться между собой. Изначально Ирина предложила свою кандидатуру, но Анастасия (вдова, жена Андрея Трубникова. — Прим. Vogue) ее не поддержала. В этом случае, по закону, нотариус вправе назначить того, кто будет максимально независим. Необходимо было выбрать человека, который будет не только компетентен и иметь опыт в управлении, но и равно удален от всех наследников. У него не должно быть своих интересов.

Вы и стали этой фигурой?

Все верно, я первый, кто вступил в должность доверительного управляющего долей в группе Natura Siberica, принадлежащей Андрею Трубникову, после его смерти. Почему нотариус компании Айгуль Карнаухова выбрала меня? На мой взгляд, тут скорее вопрос стоит: а почему не меня? C Айгуль мы не раз работали вместе, она и раньше привлекала меня к работе, знала о моей компании, о моих компетенциях. 

Я 22 года в консалтинге, более 30 лет на финансовом рынке, член экспертного совета Министерства финансов РФ, член общественного совета Федерального казначейства, заместитель председателя комиссии по инвестициям Торгово-промышленной палаты РФ, работал над кейсами «Башнефти» и других крупных компаний. 

Когда сейчас обо мне появляется информация в интернете, что я якобы известный специалист по захвату бизнесов, на самом деле это тоже некоторое искажение информации. Защита бизнесов от недружественного поглощения, участие в корпоративных конфликтах в качестве защитника — я известен (надеюсь) именно в таком качестве.

Какие полномочия были после смерти Андрея Трубникова у Ирины Трубниковой? Какие есть сейчас? 

После развода у нее сохранилось 40 процентов доли в компаниях группы. На наследство она претендовать не могла — по закону бывшая жена не наследует. 60 процентов долей компаний Андрея после завершения наследственного дела будут разделены между их детьми от первого брака, дочерью от второго брака и его вдовой Анастасией. Возможно, и между двумя детьми Анастасии. Вообще это один из уникальных случаев в моей практике, когда один человек действительно целиком владел и управлял всей компанией.

Есть большая разница между наследниками и преемниками — первые получают имущество, а вот вторые уже должны обладать компетенциями им управлять

Что происходило после вашего назначения? 

Я был готов сразу приступить к работе: cозвал экспертный совет и планировал оперативно провести аудит компании. Необходимо было объяснить наследникам, чем на самом деле они владеют. Что входит в те самые 60 процентов Natura Siberica, которыми владел Трубников. К тому же сейчас к компании есть иск на четыре миллиарда. Перспективы отстаивания иска пока не до конца ясны, но это, конечно, существенно влияет на стоимость наследственной массы. В первую очередь Ирине и наследникам необходимо было договориться между собой, выстроить коммуникацию с доверительным управляющим и работать над тем, как строить защиту и быть готовыми биться за компанию. Я думаю, что это то, чего бы хотел сам Андрей. К сожалению, мне этого сделать не позволили. 

Что значит не позволили? 

После вступления в должность и назначения моего юридического агентства единоличным исполнительным органом в группе компаний я сразу же отправился в офис со своими юристами, чтобы изучить состояние компании. Понимаете, после смерти Андрея в январе никто не знал, что происходило внутри Natura Siberica. 

Однако никаких документов мы так и не увидели. Знаете, что такое забастовка по-итальянски? Это когда начинают выполняться все инструкции. Хотите попасть в офис? Извините, начальника охраны нет на месте. Желаете увидеть документы? Конечно, только сейчас система не работает, придется подождать и отправить запрос. Отправили запрос? Простите, мы его не получили. Хотите увидеть бухгалтера? Разумеется, правда, он пока в отпуске, не знаем, когда вернется. Тогда пришлось запрашивать документы через суд — мы подали иск, но дата слушания была назначена на сентябрь. А мой срок как доверительного управляющего подходил к концу в начале июля. Тогда я решил расторгнуть договор  доверительного управления долей в группе Natura Siberica — я был готов защищать наследие Андрея в интересах всех наследников и самой компании, но мне просто не дали этого сделать. 

Вы знаете о том, что происходило после вашего ухода из компании? Были ли вы знакомы с последующими временными управляющими?

Узнал из СМИ. Ни с Буйловым С. Ю., ни с Ганзером Д. М. я знаком не был и за время работы в компании даже не слышал о них. Незадолго до моего ухода вдова Андрея Анастасия подала иск о том, чтобы двое ее детей от прошлого брака также были признаны наследниками. Они несовершеннолетние, и, насколько мне известно, Андрей также заботился о них. Так как гражданское дело было возбуждено, срок доверительного управления был продлен. Поэтому логичным действием со стороны нотариуса было привлечь новых управляющих. По какому принципу уже выбирались они — мне неизвестно. 

Можете ли вы назвать их действия рейдерским захватом? 

Могу предположить, что, как и мне, им отказали в предоставлении документов. Однако они решили идти к своей цели и прибегли к более радикальным методам, без которых выполнение обязанностей доверительного управляющего просто невозможно в такой ситуации. Видимо, их установкой было — отчаянные времена требуют отчаянных мер. Да, возможно, они применили силу, но, если посмотреть с правовой стороны, у них были на то полномочия. И фактически они просто убрали препятствия на своем пути, которые мешали им выполнять свои обязанности. Разве это похоже на рейдерский захват? На мой взгляд, нет. Скорее захват произошел после смерти Андрея: c января никто не знал, что происходит внутри компании, и никакой информации ни доверительный управляющий, ни наследники не получили, несмотря на многочисленные обращения и официальные запросы, что является прямым нарушением закона.  

Почему компании нужен доверительный управляющий, который не был связан с бизнесом Natura Siberica? 

Тут был необходим профессиональный управленец, который в том числе разобрался бы в том, что происходит внутри компании — сделал SWОТ-анализ, просчитал все риски и возможности, поговорил бы с каждым из наследников, создал современную корпоративную систему управления. Он должен был выступить в качестве медиатора между всеми наследниками.

Проще говоря, доверительный управляющий, а также единоличный исполнительный орган должны были разобраться с тремя вещами: сохранить доли, наладить текущее положение дел и разобраться с главной угрозой для бизнеса на данный момент — иском на четыре миллиарда. Все это можно было решить, безусловно, только в сотрудничестве с Ириной. 

Что вы думаете про заявление сотрудников и Ирины в социальных сетях Natura Siberica?

В теории конфликтов есть такой термин — рациональное поведение. Если у человека этого нет, с ним невозможно сотрудничать. То, что я увидел в этом заявлении — признак не рационального поведения, а эмоционального. Понятно, за что Ирина решила бороться: по оценкам самого основателя, Natura Siberica стоит 500 миллионов евро, по моим предположениям, если не учитывать риски, связанные с иском, сейчас компания может оцениваться в 100 миллионов минимум. Позиция сотрудников здесь тоже ясна: они знают Ирину много лет, доверяют ей, поэтому и решили последовать за фамилией основателя, которому они остаются лояльны. При этом она не допустила доверительного управляющего, которого назначили в соответствии с законом, и не учитывала интересы других наследников. 

Какая судьба ждет Natura Siberica? 

Сейчас самое главное, чтобы новое руководство смогло грамотно оценить состояние компании, провести аудит и разобраться с тем, что происходило внутри компании после смерти основателя. Далее все зависит от того, как сложатся отношения управляющего и менеджмента.  И третий, самый важный момент — как будет вестись работа по тому самому иску на четыре миллиарда. 

Natura Siberica — уникальный бренд на российском рынке. К Андрею Трубникову я отношусь с огромным уважением, ему удалось создать блестящую компанию и войти в историю. Это действительно наша гордость.

Мне бы очень хотелось, чтобы бренд процветал, а наследники здесь думали не о том, как поделить доли, а как сохранить и приумножить его наследие

Говоря о наследии Андрея, как вы думаете, смогут ли продолжить дети его дело? В модных Домах сегодня есть тенденция, что бизнесы, которые годами управлялись одной семьей, все чаще привлекают управленцев со стороны.

Я не был лично знаком с Андреем, но мне близок его подход к бизнесу. Когда мне предложили стать доверительным управляющим, я понимал, какая это ответственность.

Для Андрея, я думаю, было очень важно, чтобы его компания жила. Дети — всегда наследники, но не всегда преемники. Можно передать и власть, и деньги, но самое главное — передать ценности. Если вам удалось сделать это при жизни, тогда ваши дети смогут не только сохранить ваше наследие, но и приумножить его. Это значит, что они могут трезво оценивать свои способности и, когда надо, не бороться за доли компании, а мыслить в ее интересах — если потребуется, привлечь профессионалов и управленцев, которым они смогут доверять.

Действительно, в модных Домах на Западе ситуация такова, что много лет один бренд передается из поколения в поколение одной семьи, все члены которой являются ее собственниками, но при этом руководит ими профессиональный управляющий. Когда я открывал свой собственный бизнес, моей главной целью было создать компанию, в которую когда-нибудь захотят прийти работать мои дети. Это и есть главная ценность и мое наследие. Однако для этого они должны быть готовы стать моими преемниками: научиться не делить доли, а приумножать созданное, быть готовыми растить бизнес и управлять им.