Как Марина Абрамович сделала красный символом стойкости 

Рассказываем о платье художницы на перформансе «В присутствии художника» в 2010 году и значении цвета в ее жизни 
Марина Абрамович и ее красное платье на знаменитом перформансе «В присутствии художника»
Марина Абрамович на перформансе «В присутствии художника», март 2010. Фото: Getty Images

Марину Абрамович называют бабушкой перформанса — природу человека через этот вид искусства она исследует уже больше полувека. Едва ей исполнилось 18, еще будучи студенткой Университета искусств в Белграде, Абрамович задала себе тему на долгие годы вперед — каждый ее проект подразумевал изучение собственной выносливости через взаимодействие с аудиторией. Так, ее раздевали догола, резали, кололи и даже приставляли к голове пистолет, а во многих перформансах главным ее инструментом служило собственное тело — обнаженное. Когда же проект предполагал наличие одежды, это всегда было продолжение идеи, особенно цвет наряда — лишних деталей у Абрамович просто не бывает.

«У меня есть теория: чем хуже у тебя детство, тем лучше твое искусство — если ты по-настоящему счастлив, то у тебя не получится создать хорошее произведение», — Абрамович своим собственным примером эту теорию подтвердила. Недолюбленность родителями — то, что остается с нами на всю жизнь и оказывает на нас влияние даже в зрелом возрасте. Ее родители делали карьеру, и она с детства была делегирована бабушке, которая и стала главным человеком в ее жизни. 

С бабушкой Абрамович это место впоследствии разделил Франк Уве Лайсипен, или Улай — немецкий художник и возлюбленный Абрамович, задавший новую веху в ее творчестве. С 1976 по 1988-й они творили вместе, сплетая волосы друг друга, вдыхая воздух друг друга, проверяя влияние окружающих на их отношения и доверие между собой. Даже их брак должен был начаться с перформанса — по задумке они шли друг другу навстречу с разных концов Великой Китайской стены. Для этого каждый из них преодолел две с половиной тысячи километров, но после их пути разошлись — во время путешествия в Китай Улай начал роман со своей переводчицей, и к прибытию она уже ждала ребенка. Абрамович позже признавалась, что эти обстоятельства лишили ее уверенности в себе. И действенным способом обрести ее вновь послужила мода.

Читайте также
Как платье Лои Фуллер стало важной вехой в истории современного танца

Рассказываем о танце «Серпантин», в котором костюм не менее важен, чем движения

article image

«Радикальная активистка, очень жесткая. Никакого макияжа, сплошная духовность. Но потом пришел момент, когда мне захотелось поиграть, сделать собственную жизнь зрелищной и получить удовольствие. Я подумала: почему бы и нет?» — так в ее жизни появились Yohji Yamamoto и Givenchy времен Риккардо Тиши. И именно этот период ознаменовал появление цвета в ее творчестве. Со времен разрыва с Улаем ее главным перформансом стал «В присутствии художника», впервые состоявшийся в Нью-Йоркском музее современного искусства в 2010 году. Марина находилась за столом, а напротив мог сесть любой желающий и установить с ней зрительный контакт. Проект длился всю весну, и для него она сама создала три длинных трикотажных платья с высоким воротом: синее, красное и белое. Мартовское, синее, обозначало спокойствие, красное должно было придать жизненные силы, а белое — очистить. Особое значение приобрело апрельское платье ярко-алого цвета.

Марина Абрамович и Улай на перформансе «В присутствии художника», март 2010

Getty Images

В красном она вышла на последнюю встречу с Улаем в Китае, багрово-красной кровью покрывалось ее тело на перформансах, в том числе на «Ритм 54», где зрители могли воспользоваться любым из предложенных предметов, среди которых были и острые. Красный цвет для Абрамович с детства играл особую роль — даже заболев, она надевает красную пижаму и стелет красное постельное белье. Для нее красный — это источник силы, энергия, которая передается при контакте с одеждой и тканями. Красное платье она в итоге надела и в первый день перформанса. Энергия, как выяснилось, в тот день была ей нужна больше, чем когда-либо — на премьеру пришел и Улай, которого она не видела много лет.

В русском языке этот цвет связан с самим понятием красоты: «красный» — «красивый». Принято восхищаться женщинами в красном, надевать его, чтобы привлечь к себе внимание и почувствовать себя уверенными, почти неуязвимыми. А еще красный символизирует любовь — не просто так Абрамович надела красный на поход по Великой Китайской стене и, кажется, не случайно интуитивно надела красное «апрельское» платье в первый день перформанса в марте. В прошлом году в красном Юлия Навальная поддерживала мужа Алексея Навального в суде, когда условный срок ему заменили на реальный. И это еще один эпизод, показавший, как цвет стал ярчайшим символом стойкости и силы.

Марина Абрамович на перформансе «В присутствии художника», март 2010

Getty Images