© Måneskin на «Евровидении» 2021

мода

Почему победители «Евровидения» 2021 вряд ли станут иконами стиля от рок-музыки

Как всего одна фраза солиста итальянской группы Måneskin разбила нам сердце

В минувшие выходные в Роттердаме завершился конкурс «Евровидение», победителем которого стала итальянская группа Måneskin. Песню Zitti e buoni («Тихие и хорошие») Måneskin исполняли в костюмах Etro: в тугих жилетках, бюстье из бордовой лакированной кожи и расклешенных брюках, прошитых контрастной золотой шнуровкой и покрытых клепками из полированного металла. Широкие лямки, прикрепленные к брюкам солиста Måneskin, как бы заменяли ему топ, обнажая татуированные руки и грудь Дамиана Давида. Бросая в камеру агрессивный взгляд густо обведенных черным карандашом глаз, прыгая по сцене в ботильонах на массивном каблуке и эротично — в лучших традициях глэм-рока — взаимодействуя с тремя другими участниками группы, Дамиан, конечно, не на шутку взволновал три с половиной тысячи человек в зале, и всех, кто смотрел «Евровидение» из дома.

Над костюмами работала не только креативный директор женской линии Etro Вероника Этро, но и ее брат — директор линии мужской — Кин. К семье Этро присоединился и стилист Måneskin Николо Чериони, который уже год одевает группу и тщательно конструирует солисту Дамиану, басистке Виктории Де Анджелис, гитаристу Томасу Раджи и барабанщику Итану Торкио образы рок-звезд. Финал «Евровидения» — далеко не первый раз, когда Чериони работает с Etro. Måneskin также появились в фиолетовых велюровых пиджаках и кожаных брюках бренда в начале конкурса, а еще четыре раза выступили в Etro на «итальянском Евровидении», фестивале в Сан-Ремо. В нем же они снялись для обложки нового номера миланского издания CAP 74024, который поступит в продажу в июне.

Образы Måneskin — это абсолютная, присущая року, гендерная флюидность. Комбинезоны с экстраглубоким вырезом, как у Фредди Меркьюри. Джинсы, обтягивающие тело с такой силой, будто сейчас лопнут на бедрах, как у солиста Led Zeppelin Роберта Планта. Жакеты с обилием декора, как у Джими Хендрикса. Объемные шубы, как у Джима Моррисона. Брюки цвета металлик, как у Игги Попа. И, конечно, обувь на огромном каблуке, как у The Kiss или любой другой рок-группы 1970-х. Поведение соответствующее — на сцене Дамиано с ней буквально срастается, а после выступления рвет на себе брюки, пьет шампанское из горла и демонстрирует всем свои длинные ноги, закидывая их над головой. В общем, классика жанра. А жанр этот сегодня испытывает дефицит внимания.

Все это выглядит очень естественно, а участники Måneskin в эпатажных образах — органично. Казалось бы, рок возвращается в массы с его самобытными, смелыми и страстными героями, да и индустрия моды по таким персонажам уже изголодалась. Так и ждет, когда появится новый молодой и яркий талант, которого можно будет апроприировать. А когда Дамиано на пресс-конференции «Евровидения» трогательно произнес: «Всегда оставайтесь собой», мы вообще чуть не прослезились от счастья. Подумали: перед нами настоящий самородок. У Måneskin и Etro мог бы сложиться такой же роскошный творческий тандем, какой был, например, у Дэвида Боуи с легендарным японским дизайнером Кансаем Ямамото или у Фредди Меркьюри с розоволосой дивой Зандрой Роудс. Еще чуть-чуть — и фэшн-индустрия наверняка возьмет Måneskin в оборот, а широкая общественность будет от этого в восторге. Впрочем, у некоторых возник вопрос: а что если весь эпатаж и смелость группы — фейк? Мы решили провести ресерч после завершения конкурса.

Дэвид Боуи начал выступать в костюмах Кансая Ямамото еще до того, как дизайнер вообще узнал о существовании такого музыканта. И только потом любовь Боуи к дизайнам Ямамото переросла в дружбу с самим Кансаем. Похожая история была и у Queen с Зандрой Роудс — в 1974-м группа обратилась к Зандре, чтобы та создала для них сценические костюмы. Роудс никогда до этого момента не слышала ни о группе, ни о Фредди Меркьюри, и была крайне удивлена, когда фронтмен Queen обратил внимание на белый свадебный топ с рукавами-крыльями, который она даже не успела дошить. 

Фредди Меркьюри в топе Зандры Роудс, Дэвид Боуи в комбинезоне Кансая Ямамото

The rest is history, как говорится, — эти союзы вошли в историю. Кто был инициатором тандема Måneskin и Etro — неизвестно, но и неважно. Вполне возможно, что участники итальянской группы, как и их великие предшественники, сами обратились к бренду. Разница в другом — виниловый костюм Боуи и топ «летучая мышь» Меркьюри стали культовыми потому, что музыканты выбирали одежду интуитивно и действительно с ее помощью самовыражались, прислушиваясь к своему внутреннему «я». А Дамиан Давид поставил под сомнение свою уникальность, заявив в одном из интервью: «В плане стиля мы равняемся на Гарри Стайлса и Led Zeppelin».

С Led Zeppelin все в порядке — когда молодой рок-музыкант хочет быть похожим на рок-музыканта великого, в этом нет ничего странного. Но после того, как Måneskin назвали своей модной иконой Гарри Стайлса, волшебство вокруг них будто бы рассеялось. Гарри Стайлс, естественно, не изобретал тот стиль, которому сейчас принадлежит. Все его полупрозрачные блузы, клеши, обувь на каблуке, цветные костюмы и шляпы — уверенные оммажи то Мику Джаггеру, то Элтону Джону. Это широко известный факт, и Стайлса за его решение никто не осуждает, потому что когда массовая поп-культура отдает дань почета такому монументальному стилю, как рок, это вызывает восхищение и уважение. Но если рок-музыкант ставит перед собой цель быть похожим на суперпопулярного поп-артиста, это значит, что для него скорее важна массовая слава, нежели само искусство.

Так что, получается, Måneskin плохо выступили? Нет. Выступили они великолепно. Может, им не светит мировая слава и, например, контракты с большими модными Домами? Снова нет — вполне возможно, что и то и другое итальянскую группу поджидает уже за углом. А в историю они войдут? В историю музыки — может быть. Но вот в один ряд с легендами рок-индустрии, которые наложили глубокий отпечаток на историю моды, Måneskin вряд ли встанут. Впрочем, кому вообще это под силу в век, когда модой движет инстаграм?