© MM6; Maison Martin Margiela

мода

Принт с волосами в новой коллекции MM6 — кризис идей или просто символ времени?

Разбираемся, зачем вторая линия Maison Margiela превратила оригинальную идею Маржела в коммерческий продукт

Обращение к архивам большого модного Дома — это своего рода чит-код для дизайнеров, которые эти Дома возглавляют. С одной стороны, такой прием добавляет креативному директору репутационных очков — кажется, что он отдает дань почета истории и с большим уважением относится к тому, что создавали его предшественники. С другой стороны, это примерно то же самое, что воспользоваться шпаргалкой во время экзамена — от тебя ждут собственных мыслей, а ты прибегаешь к проверенным временем решениям, которые гарантируют положительную оценку широкой аудитории.

Джон Гальяно пользуется этим приемом довольно часто — даже несмотря на то, что он убрал из названия Maison Martin Margiela имя Мартина, как только возглавил Дом в 2015-м. Гальяно регулярно переосмысливает наследие Маржела — то по примеру «старшего брата» высмеет современное общество, прикрепив к щиколоткам моделей штативы с айфонами, то перепридумает его таби и превратит их в кроссовки, то перекроит объемный тренчкот, в очередной раз продлевая жизнь маржеловскому деконструктивизму. По такому же принципу работает и MM6, вторая линия Maison Margiela, запущенная в 1997-м (до того как вторые линии начали появляться почти у каждого бренда). За примером далеко ходить не надо — рассмотреть хотя бы осеннюю коллекцию 2021 года. Здесь и трикотажные платья, надетые как юбки — оммаж коллекции Maison Martin Margiela 1990 года, и фуксия, в которую окрасилась знаковая для Мартина осень-зима 1995, и оверсайз, который Маржела активно использовал как минимум за десять лет до того, как это стало мейнстримом.

MM6 осень-зима 2021

Но есть ощущение, что анонимная команда дизайнеров, которая в MM6 работает, делает эти оммажи на автопилоте. Если в Maison Margiela чувствуется и рука Гальяно, и сознательная работа с ДНК Дома, то вторая линия бренда сегодня все больше становится похожа на «Маржела» для миллениалов, и новая круизная коллекция MM6 это подтверждает. Лукбук resort 2022 появился в сети сегодня, и самыми (на первый взгляд) интересными предметами, которые мы в нем увидели, стали футболка и рубашка с принтом в виде спадающих с плеча человеческих волос. Этот принт, безусловно, вдохновлен любовью Мартина к волосам как к текстуре — отец дизайнера работал парикмахером, и маленький Мартин завороженно наблюдал в салоне за тем, как состриженные пряди волос падают на пол. Об этом сам дизайнер рассказывал в своем автобиографическом фильме Martin Margiela: In His Own Words.

Слабость Маржела к волосам не раз находила свое отражение в работах дизайнера — он создавал из искусственных волос шубы, обшивал ими маски для лица, украшал ими сумки и другие аксессуары. Но поскольку Мартин был очарован именно текстурой, для него была важна тактильность, которая, конечно, потерялась, как только MM6 превратили волосы в принт. А напечатав его на футболке, MM6 трансформировали оригинальную идею Маржела в метамодернистский продукт. По-доброму ироничный, но ориентированный на массового потребителя. Потому что на шубу из волос решится не каждый, а футболку с таким принтом молодежь сочтет забавной. Но значит ли это, что MM6, как и многие другие бренды, дизайнеры, Дома и их линии, переживают кризис идей? Или они всего лишь сознательно зарабатывают на миллениалах и представителях поколения Z, которые готовы платить за то, чтобы чувствовать свою причастность к большим брендам?

MM6 resort 2022

«Лет десять назад фэшн-критик Майя Сингер дала очень точное определение отношениям, установившимся между MM6 и Maison Margiela, — говорит автор Telegram-канала superficial space cadet Яна Лукина. — Фетишистские. Младшая линия как будто изначально была немного одержима старшей — и строить коллекцию на отсылках к творчеству Маржела вошло в привычку, с которой бренд живет по сей день». Яна считает, что это одновременно и дар, и проклятие — с одной стороны, с источником вдохновения все понятно. С другой — за 24 года, что MM6 существует, линия так много раз обращалась к архивам Маржела, что искать свежий ракурс становится все сложнее. «И все-таки они его находят, — считает Лукина. — В коллекции весна-лето 2021 волосы, например, появлялись в виде заколок; одна из них в лукбуке была надета как раз вместе с голубой рубашкой — и тот же образ, пусть и в несколько ином воплощении, мы видим в круизной коллекции. Это цитата цитаты, что, по-моему, весьма в духе времени». Согласна с Яной и журналист Алена Исаева — модный критик считает, что кризис идей в индустрии наступил давно, и связывает прием MM6 скорее с тем, что мода утратила свою элитарность. «Главный ее потребитель — девочки и мальчики, не успевшие ничего заработать, — говорит Алена. — Все эти коллаборации дизайнеров с H&M сделали свое дело — сиюминутное (а мода сиюминутна) не должно быть дорого. Но рубашка с майкой смешные. Сомнительное удовольствие — носить на себе чужие волосы, но если побриться наголо, будет забавно».

Похоже, нам не остается ничего иного — только смириться с тем, что как прежде уже не будет. В любом случае волосы на одежде — физические или напечатанные — уже никогда не произведут того вау-эффекта, который случился в 1990-х, когда публика впервые увидела их на показе загадочного дизайнера Мартина Маржела. Но сегодня, как пишет критик Евгений Рабкин, мода — это развлечение, а для того, чтобы развлекаться, нам не нужен интеллект, нужны только деньги, на которые это развлечение можно себе обеспечить. Так что пора научиться радоваться хотя бы свежим идеям, потому что по-настоящему новых, кажется, в ближайшее время не предвидится.

Maison Martin Margiela, 2008