© Кадр из фильма «Земляничная поляна»

Lifestyle

Арт-дайджест недели: выставки, кинопоказ и книга для вдохновения

Рассказывает арт-обозреватель Vogue.ru Екатерина Ланцман

«Музы Монпарнаса»

Галерея искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков, с 15 июля до 3 октября

Звезды, художницы, «сестры по кисти»: новая выставка «Музы Монпарнаса» отражает женский вклад в искусство культового парижского района Монпарнас конца XIX — первой половины ХХ века. Из почти 200 работ, представленных в экспозиции, многие привезены из частных коллекций России и Европы и экспонируются впервые.

«Страна свежего воздуха и террас кафе» — так называл Монпарнас поэт Гийом Аполлинер; а самое плодотворное время на Монпарнасе богема называла «хороводом безумных лет». Сегодня эти определения обрели, кажется, новый смысл, а роль женщины в искусстве со времен Модильяни и Пикассо существенно изменилась.

Жаклин Марваль, Мари Лорансен, Тамара Лемпицка, Камилла Клодель, Жанна Эбютерн, Любовь Попова, Хана Орлова, Александра Экстер, Мария Васильева, Соня Делоне, Кики, Юки, Маревна — музами их сделал контекст. Дух времени, мечты о независимости и в том числе мужчины — мужья, критики и коллеги, — которые прославляли или уничтожали. «Бунт против природы: женщина — гений!» — писал, к примеру, критик Октав Мирбо о Камилле Клодель. Героини выставки во многом сформировали образ женщины в искусстве, каким мы воспринимаем его сегодня.

Знали ли вы, что Кики отчаянно не хотела фотографироваться и Ман Рэй ее долго уговаривал? Сколько зарабатывала на своем «Симультанном ателье» Соня Делоне? После какого французского романа все эмансипе начало стричь затылки? Ответы — в камерных залах на Волхонке, 13.

«Уют и разум»

Музей Москвы, до 18 июля

Рейв, реклама, детство, наука и технологи, советское неофициальное искусство — с чем только не были связаны художественные объединения 1990-х. Именно этой бурной, яркой и экспериментальной эпохе творческого подъема посвящена выставка в Музее Москвы, которая работает последнюю неделю.

Название «Уют и разум» — отсылка к тексту Павла Пепперштейна 1994 года, в котором художник и теоретик искусства рассуждает о важности языка. Пространство выставки, созданной совместно с «Гаражом» студентами магистратуры НИУ ВШЭ, нехитро поделено на два раздела. «Уют» с работами художников и воссозданными пространствами, вроде квартиры Пепперштейна на «Речном вокзале», и «Разум» — с артефактами и документальными свидетельствами художественной жизни 1990-х. В конце всех ждет рейв — под видеоработы, созданные художниками для вечеринок культового московского клуба «Птюч».

Арт-парк в усадьбе Веретьево

Лента вашего инстаграма уже наверняка начала пестрить загадочными загородными кадрами: табуретка «для медитаций» посреди полевых зарослей, библиотека в теплице, лестница в лопухах, длинные деревянные подмостки — экотропа поверх болота, окантованная кувшинками. Идея «Великого русского болота» — это и есть лейтмотив пространства, которое строилось два года и открылось в конце июня под руководством архитектора Александра Бродского. Его «Ротонду» вы могли видеть на «Архстоянии», но в Веретьево все гораздо масштабнее.

Пара часов езды на машине от Москвы, и вот уже вы, с путеводителем в руках, гуляете по семи гектарам почти нетронутого ландшафта, натыкаясь на элементы из почти утраченной усадебной культуры и вполне себе повседневной дачной жизни. Среди объектов — обсерватория, беседка-ротонда, баня, лодочная пристань, эрмитаж (домик отшельника). Обилие идиллических и внезапных пространств для чтения подчеркивает, что «парк во многих смыслах — книга, а мы, гуляющие по нему, становимся ее героями». Помимо ленд-арта в новом парке, в Веретьево есть ферма и глэмпинг.

Кинопоказ к дню рождения Ингмара Бергмана в «Художественном» 

14 июля, 19:00

В день рождения великого шведского режиссера в «Художественном» покажут один из главных его шедевров в жанре исповеди — «Земляничную поляну». Фильм вышел в 1958 году и был на ура воспринят критиками и зрителями — номинация на «Оскар», премия «Золотой глобус» и международное признание. Этот фильм называли одним из любимых Андрей Тарковский, Стэнли Кубрик, Вуди Аллен и Михаэль Ханеке. Внутренний монолог 78-летнего профессора о жизни и философии смерти интересно увидеть и сегодня. Ведь Бергман — вне времени.

Кадр из фильма «Земляничная поляна»

Книга Эндрю Соломона The Irony Tower. Советские художники во времена гласности

496 стр., Ad Marginem, 2013

Ирония и абсурд советских реалий глазами человека, который родился и вырос на Манхэттене. Чтобы разобраться в контексте выставки «Уют и разум» про 1990-е, читаем захватывающие мемуары американского журналиста Эндрю Соломона. Автор впервые приехал в Москву на легендарный аукцион Sotheby’s в 1988 году и остался на несколько месяцев. Разбирался в сложных взаимоотношениях художников и КГБ, ездил на электричках на пригородные арт-акции, ходил в сквот в Фурманном переулке и на перформансы в «Сандуны», документировал создание художественных группировок «Медгерменевтика» и «Чемпионы мира» и первую в Москве феминистическую акцию. Равнодушным ко всему этому Соломон не остался, поэтому читать книгу безумно интересно, даже с ее ошибками, на которые ласково указывает в своем предисловии один из героев повествования — художник Константин Звездочетов.

The Irony Tower, Эндрю Соломон