Мода

6 трогательных, ироничных и скандальных моментов в карьере Демны Гвасалии

В день рождения основателя Vetements и креативного директора Balenciaga Vogue рассказывает, почему Демна — не просто дизайнер, а настоящий феномен

Широкая общественность узнала имя Демны Гвасалии в середине 2010-х, когда все лучшее, что мог подарить нам мир моды, уже было создано. Гвасалия, выпускник Королевской академии изящных искусств, это понимал и вместо того, чтобы пытаться заново изобрести велосипед, решил стать первым адептом метамодернизма в истории новейшей моды. Оверсайз, уродливые кроссовки, худи — все это было хорошо знакомо нам еще до Гвасалии, но именно ему удалось возвести в культ ранее неприглядное и несуразное — и переодеть в него весь мир.

Именно поэтому для его бренда Vetements, запущенного в 2014-м, невозможно придумать более удачного названия, чем слово, которое в переводе с французского означает просто «одежда». Демна мог пойти по привычному для большинства дизайнеров пути и дать марке свое имя, но это было бы слишком претенциозно, ведь все, что он создавал в Vetements, едва ли можно было назвать новаторским.

А вот сам подход — можно. Во всем, что делал Демна, была смелость (возможно, самое важное качество для дизайнера любой эпохи). Гвасалия знал, что его ирония, граничащая с сарказмом, заденет чувства верующих в моду, но на риск все равно пошел. И довольно быстро выяснилось, что игра стоила свеч — даже самые яростные и возмущенные противники Vetements только делали Демну популярнее.

Анна Винтур и Демна Гвасалия

© Dimitrios Kambouris

В 2015-м Гвасалия занял пост креативного директора Balenciaga. Самым скептически настроенным критикам не пришлось долго искать поводов придраться — уже после первой коллекции Демны для французского Дома интернет пестрил заголовками в духе «Гвасалия устроил Vetements в Balenciaga». А те, кто копнули глубже, быстро обнаружили в дебюте дизайнера множество отсылок к великому Кристобалю Баленсиаге — но прочитанных на новый, современный лад. Демна и здесь препарировал то, что уже когда-то было создано, но именно здесь, в Balenciaga, дало о себе знать его дизайнерское мастерство.

Два года спустя Гвасалия выступил со смелым заявлением «Я больше не хочу пытаться быть Кристобалем». И стал собой — метамодернистом, но уже на территории французского Дома. В весенней коллекции 2018 года на подиум вышли модели с детьми — прямо как на шоу Maison Martin Margiela весна-лето 1990. В осенней 2019 года — объемные бомберы, точь-в-точь как у Рафа Симонса на заре нулевых. И его за это не осуждали, потому что Демна не пытался выдать чужие работы за свои. Он напрямую и очень откровенно цитировал тех мастеров, которые в разное время оказали на него большое влияние. И именно тогда Balenciaga действительно стал похож на Vetements. Но даже не потому, что Демна начал повторяться в приемах и силуэтах (к слову, еще одна характерная для Рафа Симонса черта), но и потому, что Vetements к концу 2010-х уже стал именем нарицательным, означающим как раз-таки цитату того, что мы когда-то где-то уже видели.

Maison Martin Margiela весна-лето 1990, Balenciaga осень-зима 2018

В 2019-м Демна ушел из Vetements — полностью предоставил бренд своему брату Гураму Гвасалии. Но несмотря на то, что марка продолжает жить, расставание с ее отцом-основателем символизирует конец определенного этапа в мире моды. В своем официальном прощальном заявлении Демна это подчеркнул: «Я запустил свой бренд, потому что мне надоела мода, и, несмотря ни на что, с появлением Vetements индустрия изменилась раз и навсегда. Я чувствую, что выполнил свою миссию концептуалиста. Vetements превратился в компанию, которая может самостоятельно развивать свое творческое наследие без меня». И он прав, его концептуальный подход к безжалостному миру коммерческой моды наверняка войдет в историю. Поэтому сегодня, в день рождения дизайнера, мы вспоминаем шесть самых ярких моментов в карьере Демны Гвасалии, которые лучше всего характеризуют и самого дизайнера, и время, в котором он оказался.

Лотта Волкова, Vetements весна-лето 2015

Свою первую коллекцию — осень-зима 2014 — Демна Гвасалия хоть и представил в рамках Недели моды в Париже, но выбрал формат лукбука. А вот следующую, весна-лето 2015, он показывал уже на подиуме — в культурном центре Эспас Пьера Кардена рядом с Елисейскими Полями. Открывала шоу модель в длинных черных спортивных брюках с завышенной талией, водолазке с рукавом 3/4 и с геометричной стрижкой каре. Это была Лотта Волкова. То, что она оказалась первым человеком, который прошелся по подиуму Vetements, — очень символично, потому что именно Лотта всегда была и остается правой рукой, близкой подругой и бессменным напарником Демны. А ее работа в Vetements и Balenciaga сделала Волкову одним из самых успешных и востребованных стилистов конца 2010-х. Такой она остается и сегодня.

Футболка DHL, Vetements весна-лето 2016

Абсолютный хит коллекции Vetements весна-лето 2016 и один из самых знаменитых предметов бренда Демна показал тоже на своем друге — Гоше Рубчинском. В футболке, как у курьера DHL, Гоша открыл шоу в китайском ресторане, расположенном в парижском квартале Бельвиль. После показа этой футболке было посвящено немало статей в крупнейших модных изданиях, сотни мемов и, естественно, возмущений. Лишенная иронии общественность оскорбилась стоимостью предмета — почти 200 фунтов. Правда, моментальному солдауту это никак не помешало.

Несуществующая горячая линия, Balenciaga осень-зима 2018

Коллекция Balenciaga осень-зима 2018 стала знаковой по трем причинам. Первая — многослойные образы заставили зрителей показа вспомнить серию «Друзей», в которой Джоуи Триббиани приседает во всех свитерах и куртках своего друга Чендлера. Результат — очередная порция мемов. Вторая причина — коллаборация со Всемирной продовольственной программой, в рамках которой Гвасалия представил неоновые футболки с логотипом ВПП. Они превратились в бестселлеры. А третья — рубашки, на которые Демна поместил (как сначала все думали) несуществующие номера телефонов. Оказалось, что номер вполне реальный, — набрав +33 156 528 799, любой желающий (правда, проживающий во Франции) мог попасть на горячую линию Balenciaga, где бот задавал не имеющие никакого смысла вопросы вроде «Какая ваша любимая геометрическая фигура?» По окончании опроса бот говорил: «Спасибо за уделенное нам время, все ваши ответы будут немедленно удалены».

© Photo: Monica Feudi / Indigital.tv

«Грузинская» рубашка, Vetements весна-лето 2019

То, что Демна Гвасалия родился и вырос в Грузии — факт известный, но в большинстве коллекций дизайнера прямых отсылок к его родине не найти. Вероятнее всего, он просто не хотел, чтобы его работы приобретали национальный окрас. Но в коллекции Vetements весна-лето 2019 Гвасалия все же обратился к своим корням и даже поместил на одну из курток, представленных на шоу, грузинский флаг. Она стала одним из самых популярных предметов сезона, но большего внимания заслуживает другая вещь, которую Демна представил в той же коллекции — белая рубашка с цветными надписями на грузинском языке. Это прямая цитата грузинской традиции, согласно которой на выпускных и свадьбах родственники и друзья виновника торжества оставляют на его одежде свои пожелания.

© Photo: Kim WestonArnold / Indigital.tv

Самоплагиат

В сентябре 2020-го — то есть уже после того, как Демна покинул Vetements, — в аккаунте бренда появилось обвинение Balenciaga в плагиате. На фотографии, размещенной в инстаграме, были изображены футболка Vetements с принтом в виде маленького синего граффити-стикера и надписью Hello my name is Capitalism и лонгслив — с таким же, но уже Balenciaga и надписью Hello my name is Demna. Можно было бы подумать, что Гвасалия подсмотрел идею у брата, который остался в Vetements после его ухода, но на самом деле автор обоих вещей — сам Демна. И такое обвинение самого себя в плагиате — прием, который, пожалуй, лучше всего характеризует дизайнера.

Карди Би в рекламной кампании Balenciaga, 2020 год

В начале сентября прошлого года на фасаде Лувра появился огромный билборд, на котором Карди Би позировала в новой рекламной кампании Balenciaga. Изображение «бывшей стриптизерши» (как почему-то все еще называют обладательницу «Грэмми») на одном из важнейших зданий Парижа, да еще и в бренде, который когда-то носила испанская королевская чета, произвело эффект разорвавшейся бомбы. Возмущения лились отовсюду, но в основном из таблоидов, все еще не готовых принять тот факт, что мода и селебрити-культура больше никогда не будут прежними. И Демна — очень важное звено в этой цепи, потому что именно он когда-то переодел главных див планеты вроде Селин Дион в безразмерные худи, а теперь делает ровно наоборот — одевает самых противоречивых знаменитостей планеты в настоящий, исторический люкс.