© Кадр из фильма «2001 год: Космическая одиссея»

Lifestyle

Как пандемия и миссия на Марс приближают научную фантастику к реальности и помогают нам адаптироваться

Если во время пандемии вы смотрели фильмы-катастрофы вроде «Заражения» и «2012», значит, вы, как никто другой, готовы к следующей социальной катастрофе

Если 2020 год напоминал научно-фантастический фильм, разворачивающийся в реальном времени, то 2021-й вполне может стать его сиквелом, который никому не хочется смотреть. Отказываясь верить в то, насколько нереальной стала наша общая реальность, некоторые из нас погрузились в просмотр сериала «Друзья» (1994), в то время как другие увлеклись постапокалиптическими фильмами, такими как «Пандемия» (2016) и «Заражение» (2011). И если вас можно отнести ко вторым, значит, к концу света вы уже готовы.

Кадр из фильма «Заражение»

Механизмы психологической адаптации

Просмотр научной фантастики о болезнях в разгар настоящей пандемии может показаться нелогичным. Но, по словам психотерапевта Дэвида Уотерса, такие фильмы позволяют нам постичь основы стоической философии и научиться не переживать по поводу собственных страхов. Наблюдение за развитием вымышленного наихудшего сценария закаляет и повышает выносливость. «Такой фильм, как «Заражение», в котором рассказывается о событиях куда более экстремальных, чем то, с чем большинство из нас сталкивается сейчас, приносит чувство облегчения, — объясняет он. — Ведь в действительности все могло быть и хуже».

Во время первой волны вспышки коронавируса в марте 2020 года половина из десяти лучших картин по версии Netflix были о пандемиях и стихийных бедствиях — так называемые фильмы про выживание в экстремальных условиях. Как правило, их смотрят те, кто хочет подготовиться к встрече с катастрофой. Среди наиболее просматриваемых: документальные сериалы «Угроза пандемии» (2020) и «2012» (2009) о вымышленном экологическом апокалипсисе. На пятом месте оказалась «Эпидемия» (1995), а девятую ступень в рейтинге занял фильм «3022» (2019) об астронавтах, застрявших на космической станции после катастрофы на Земле. Даже самые диковинные околопандемические сюжеты внезапно приблизились к реальности.

Кадр из фильма «2012»

© Sony Pictures Entertainment/Kobal/Shutterstock

В 2020 году психологи провели исследование и выяснили, что у людей с «нездоровым влечением» к темам террора и пандемий, более высокая психологическая устойчивость к изоляции, поскольку за просмотром фильмов они приобрели все необходимые эмоциональные и практические навыки преодоления трудностей. Доцент Датского Орхусского университета Матиас Класен вообще считает, что практика прокручивания в голове наихудших сценариев является одним из важнейших инструментов выживания. «Мы постоянно строим и тестируем модели будущего, — говорит он. — Именно для этого нам и нужно воображение. Те, кто смотрят фильмы о выживших и выживании, лучше подготовлены к социальным катастрофам — за исключением разве что ажиотажа с туалетной бумагой, который всех нас застал врасплох».

Предсказание будущего

Научно-фантастические фильмы всегда служили своего рода отражением наших эмоций (волнения, воодушевления и беспокойства), связанных с влиянием науки и технологий на будущее. Одним из первых был «Путешествие на Луну» Жоржа Мельеса (1902), немая черно-белая короткометражная лента, в которой изображается запуск ракеты за несколько десятилетий до реализации программы высадки на Луну «Аполлон». Фильм положил начало золотого века научной фантастики, когда киноиндустрия черпала вдохновение в таких технологических достижениях, как первая атомная бомба и обнаружение НЛО в Розуэлле. Программа «Аполлон» вдохновила Стэнли Кубрика на «2001 год: Космическая одиссея» (1968), Андрея Тарковского — на «Солярис» (1972), Стивена Спилберга — на «Близкие контакты третьей степени» (1977), Джорджа Лукаса — на оригинальную трилогию «Звездные войны» (1977–1983), а Ридли Скотта — на картину «Чужой» (1979).

Кадр из фильма «Путешествие на Луну»

© Allstar Picture Library Ltd. / Alamy

Профессор литературы Патрик Парриндер описывает научную фантастику, способную рождать идеи, которые в конечном итоге становятся реальностью, как «электронный мозг, помогающий визуализировать новые возможности, способы их достижения и определить точку, в которой мы находимся сейчас». Эту мысль продолжает профессор неврологии Медицинского центра Джорджтаунского университета в Вашингтоне Джеймс Джордано. Он объясняет, что научная фантастика помогает «не только изобразить реальные научные достижения, но и побудить о них задуматься». Ученый добавляет, что хорошие фильмы в этом жанре демонстрируют не только сами научные открытия, но и то, как мы их используем, подчеркивают силу изобретений и показывают, каких «непредвиденных событий» стоит опасаться.

Многие компании все чаще используют научную фантастику для творческой визуализации. Например, Nike, Boeing и Microsoft наняли экспертов в области научной фантастики в отделы разработки новой продукции. Бывший генеральный директор Google Эрик Шмидт говорит, что «уже сегодня мы можем наблюдать, как научная фантастика становится реальностью». Также известно, что основатель Amazon Джефф Безос черпал вдохновение в научно-фантастическом романе Нила Стивенсона 1995 года «Алмазный век» при создании электронной книги Kindle, а Стивен Спилберг обращался за помощью к экспертам из Массачусетского технологического института (MIT) и Министерства обороны США, чтобы те подсказали идеи технологий будущего для фильма «Особое мнение» (2002). Многие разработки из этой картины прочно вошли в наш обиход: от домов с голосовым управлением и беспилотных автомобилей до технологии распознавания лиц и жестов. Бывший главный дизайнер пользовательского интерфейса оригинального iPhone Бас Ординг признался, что на создание решения для Apple его вдохновила система распознавания жестов из «Особого мнения».

Кадр из фильма «Чужой»

© 20th Century Fox/Kobal/Shutterstock

Актуальность научной фантастики

В более поздних научно-фантастических фильмах исследуются более тонкие социальные проблемы. В «ВАЛЛ-И» (2008) робот-мусоропогрузчик — единственное, что осталось на Земле после того, как люди, пристрастившиеся к удобству и чрезмерному потреблению, покинули планету. Колония инопланетян, содержащаяся в лагере для военнопленных в «Районе №9» (2009), напоминает апартеид. В «Она» (2013) исследуется баланс сил между мужчинами и женщинами, а «Довод» (2020) и «Полночное небо» (2020) посвящены теме выживания в условиях глобальных катастроф.

До локдауна научную фантастику многие списывали со счетов, рассматривали как отдельную нишу, нечто «на любителя». Кто будет думать о вымышленной марсианской колонии, когда нужно решать реальные проблемы? Но когда марсоход НАСА Perseverance приземлился на Марс, а Безос и его коллега-технологический магнат Илон Маск взяли на себя обязательство финансировать космические миссии, научная фантастика снова стала актуальной.

Тем, кто еще не открыл для себя этот жанр, самое время начать. Особенно учитывая тот факт, что он помогает подготовиться к стихийным бедствиям, повысить психологическую устойчивость, развивает креативность и изобретательность. Даже после окончания нынешней пандемии научная фантастика будет по-прежнему отражать наши ценности и служить напоминанием о том, что будущее зависит от того, как мы живем сейчас.

Кадр из фильма «Полночное небо» 

© Philippe Antonello / Netflix