© Таня Рейнольдс. Фото: Matt Holyoak/Netflix

Lifestyle

«Оставьте наши тела в покое», — звезда «Полового воспитания» Таня Рейнольдс о том, почему мы должны перестать воспевать отретушированные женские формы

В перерыве между съемками третьего сезона хита Netflix британская актриса рассказала Vogue, как горда тем, что ее героиня открыто говорит о сексуальных проблемах женщин

Тане Рейнольдс, может, и двадцать девять, но прославилась она благодаря роли старшеклассницы по имени Лили Айглхёрт в сериале Netflix «Половое воспитание». Лили фанатеет от научной фантастики, помешана на сексе и неравнодушна к инопланетной эротике. Подобный образ Рейнольдс знаком и понятен: сильная, немного странноватая девчонка, совсем не похожая на стереотипную «красотку», о которой судят — и, возможно, не зря — исключительно по одежке. Для Тани же наряды не важны вовсе.

Она выросла в Англии, в городе Хемел-Хемпстед, ее представление о красоте сформировала мама, беззаботная художница. Несмотря на то что в школьные годы Рейнольдс (как и многие из нас) некоторое время все-таки сомневалась в своей привлекательности, сегодня ее хвалят именно за самобытность и неконвенциональное восприятие красоты. «Когда ты юн, то задаешься вопросом: «Ну почему я так странно выгляжу?» А теперь: «О, а ведь на этом можно зарабатывать, да еще и занимаясь работой мечты», — призналась Таня во время нашей Zoom-беседы.

На сегодняшний день «работа мечты» принесла ей немало интересных ролей: скажем, Терезы Бенелли в сериале «Вкусная жизнь» (2016) или миссис Элтон в экранизации «Эммы» Отем де Уайлд (2020). В октябре Рейнольдс дебютировала в качестве модели, снявшись в лукбуке Simone Rocha весна-лето 2021. А сейчас трудится над третьим сезоном «Полового воспитания». В перерыве между съемками мы созвонились с актрисой, чтобы обсудить ее отношение к красоте и «норме», которую нам навязывают социальные сети.

Simone Rocha весна-лето 2021

© Andrew Nuding

Что или кто в детские годы сильнее других повлиял на ваше представление о красоте?

Мама. Она всегда отличалась от других мам. Могла приехать за мной в школу в залитом краской комбинезоне (мама рисовала вывески на фабрике, вообще она художница). Она постоянно носила одежду в духе хиппи, супердлинные волосы и почти не красилась. Это я и считала красивым. Не думаю, что журналы как-то повлияли на меня. Только сейчас, в эпоху соцсетей, мне стали часто попадаться на глаза «безупречные картинки». А в детстве я была уверена, что красота — это харизма, артистизм и умение выделяться.

Как вы тогда выглядели и насколько были уверены в себе?

До перехода в среднюю школу я была вполне в себе уверена. Родители очень меня поддерживали, хвалили, называли красавицей, так что я особенно не задумывалась о том, как выгляжу. Меня куда больше занимало сочинение рассказов, чтение и рисование. Зато в средней школе моя самооценка рухнула, со многими девочками так бывает. Я начала обращать внимание на то, что отличаюсь от большинства. Мои сверстницы тогда уже пользовались косметикой, выпрямляли волосы и даже красили их.

А как относитесь к себе сейчас?

Как актриса, сейчас я бесконечно благодарна всему тому, что так ненавидела в себе в школьные годы, всему, что, как мне тогда казалось, меня выделяло. У каждого есть черты, которые делают тебя тобой. Я всегда мечтала играть и сниматься. Когда окружающие подмечают самобытность моей внешности, это невероятно приятно.

Кадр из сериала «Половое воспитание»

© Netflix

Бывало ли такое, что роль меняла ваше самовосприятие?

Я никогда не дружила с макияжем. Если накрашусь, не чувствую себя собой, а с этим ужиться непросто. Помню, много лет назад я устроилась на работу, где мне положено было выглядеть очень гламурно, с тонной косметики на лице и автозагаром, носить платья и каблуки. Необходимость прихорашиваться доставляла мне жуткий дискомфорт. Но в общем и целом мне повезло: для большинства моих ролей наряжаться в пух и прах совсем не обязательно. Можно просто быть собой, позировать перед камерой и совершенно не беспокоиться о том, как выглядишь.

Вы упомянули соцсети и тот факт, что в них много искусственного «совершенства». Как это сказалось на лично вашем восприятии красоты?

Я стараюсь как можно меньше смотреть на безупречные картинки. Во всяком случае, как-то уравновешивать все это тем, что сама по-настоящему люблю. Я осознала, что мое настроение напрямую зависит от того, сколько времени я провожу в телефоне. Думаю, у других так же. Если чувствую, что негатив из соцсетей меня атакует, вместо телефона беру в руки книгу. В моей голове просто нет места для переживаний о том, в порядке мой внешний вид или нет. Инстаграм — это же не реальность, там «отфильтрованы» не только лица, но и жизни целиком.

Как думаете, что мы можем сделать, чтобы как-то уменьшить пагубное влияние соцсетей на культурном уровне?

Чем меньше безупречных, отретушированных и отфильтрованных женских снимков будет попадаться нам на глаза, тем слабее станет наша вера в то, что это и есть норма. Миру нужно больше фотографий реальных людей. На днях я наткнулась в инстаграме на одну штуку, которая показалась мне очень дельной. То была подборка снимков подмышек. Я смотрела на них и думала: «Обалдеть». Помню, как в более юном возрасте ужасно комплексовала из-за своих чертовых подмышек, но это ведь полный бред. В мире столько всего, о чем можно подумать, чем заняться. Почему меня так заботили подмышки? Короче говоря, здорово было увидеть столько разных вариантов нормы. Подобное помогает осознать, что живые люди совсем не идеальны — редкий человек не имеет целлюлита, у нас есть морщинки, кожа местами дряблая. Это нормально. 

Кадр из сериала «Половое воспитание»

Когда речь заходит о нашем теле, мы многих тем (тех, что привыкли считать интимными и неудобными) просто не касаемся, а «Половое воспитание» справляется с ними на ура. Ваша героиня Лили страдает вагинизмом. Каково это — сниматься в сериале, который поднимает важные вопросы и привлекает внимание к женским проблемам?

Это прекрасно из-за всего вышеперечисленного. О вагинизме не принято говорить, но я со столькими девушками его обсуждала с тех пор, как получила эту роль, и у стольких девушек он есть. Оказывается, и у меня он был, просто я не знала, что это. Здорово, что у нас есть возможность поднимать подобные вопросы в столь публичном пространстве.

Как вы думаете, почему о подобных вещах до сих пор не говорят?

Чтобы изменить образ мышления и порядки целого общества, нужно много времени. Полагаю, дело в этом. Мы слишком долго просуществовали в условиях, где принято стыдиться женского тела, игнорировать женскую сексуальность и задвигать подальше проблемы женского репродуктивного здоровья. Мир не может просто взять и взглянуть на это иначе, тут требуется время. Надеюсь, процесс наконец запущен, мы стали менее критичными по отношению к себе и к окружающим, пусть и другие к этому привыкнут. Просто оставьте наши тела в покое, и все.