«Анорексия — не та болезнь, которая появляется неожиданно», — @tysya о своем опыте борьбы с РПП

Что помогает больше — семья или соцсети, — узнали из первых уст
Анорексия

Несколько недель подряд мы говорим о том, как опасны могут быть анорексия, булимия и нервное переедание для жизни и здоровья. Все герои и эксперты наших материалов отмечали, что выявить болезнь на ранних этапах очень сложно, поэтому предлагаем вам пройти тест на отношение к приему пищи (Eating Attitudes Test, ЕАТ-26) прямо сейчас. Он разработан Институтом психиатрии Кларка при университете Торонто и достаточно эффективно выявляет вероятность наличия РПП. 

А тем временем мы решили завершить серию материалов, посвященных проблемам пищевых расстройств и борьбе с ними, заключительным интервью с блогером Наташей Землянухиной, более известной как @tysya. В инстаграме она честно рассказывает свою сложную историю, объединяя всех других страдающих от РПП в большое комьюнити, где каждый делится друг с другом в комментариях под тематическими постами своим опытом, успехами и неудачами в процессе лечения. Сегодня Vogue спросил у Наташи самое важное — как найти в себе силы бороться, когда кажется, что все против тебя.  

Instagram content

View on Instagram

Когда и почему у вас началось РПП?

Анорексия — не та болезнь, которая неожиданно появляется и стремительно развивается. Все происходит постепенно и настолько медленно, что трудно заметить грань между «сброшу всего пару килограммов и буду спокойно жить дальше» и моментом, когда смотришь на себя в зеркало и вместо жизнерадостной девочки со здоровой массой тела видишь скелет, обтянутый кожей. Моя история началась осенью 2015 года, когда мне просто не нравился мой «выпирающий живот» и «жирные бедра». Я по жизни всегда была целеустремленным человеком, поэтому и в этот раз упорно шла к своей цели — иметь красивое тело. Правда, тогда я еще не понимала, какой прекрасной, а главное, здоровой была. Да и вообще не задумывалась о том, что идеала не существует и все тела по-своему красивы. Но до того момента, когда Туся из прошлого это осознает, ей придется столкнуться с осуждением со стороны окружающих, слезами родителей и, как казалось тогда, нескончаемой борьбой за свое будущее.

Как вы достигли своего минимального веса?

29 килограммов — мой минимальный вес. Пришла к нему за несколько месяцев ведения образа жизни, при котором считаешь калории, боясь хоть немного превысить свою норму 400–600, когда наказываешь себя за лишний кусочек шоколада и тренируешься по три часа, когда выпиваешь литр воды перед взвешиванием, чтобы хоть немного успокоить маму цифрой на весах.

Instagram content

View on Instagram

Поддерживали родственники в течение болезни? 

Честно говоря, если бы не поддержка близких, у моей истории мог бы быть печальный конец. Подруги видели, как я похудела, предлагали мне перекусить, говорили, что это важно для меня, что я должна что-то съесть. Если превышала 800–1000 килокалорий (по тогдашним меркам объедалась), то потом меня обязательно рвало, и я стонала от боли в желудке. «Что-то съесть» было не так просто для меня. Сильно помог мой друг и впоследствии любимый человек — когда хотелось кричать от боли, плакать или выговориться, он всегда был рядом. Это и спасло. 

Анорексия — очень сильное психическое расстройство, но, к счастью, любовь родителей оказалась сильнее. В какой-то момент я уже даже не понимала: борюсь ли я с анорексией ради себя или ради того, чтобы мама и папа перестали плакать при очередном моем взвешивании. Временами я их обманывала, например, говорила, что я пообедала в школе, хотя на деле уже трудно было вспомнить, когда я в последний раз ела хоть что-то. Это была та самая ложь во благо, ибо и моим родителям было спокойнее от веры в то, что я на пути к выздоровлению. И мне было легче видеть, что моя болезнь не так негативно сказывается на них. Но никакая ложь не могла скрыть постепенно уменьшающиеся цифры на весах. Родителям было очень больно смотреть на то, как катастрофически быстро я худею: тогда уже ничто не могло вселить в них спокойствие. Помню, папа специально садился напротив меня и ждал, когда я съем порцию еды. Было невероятно тяжело, но еще тяжелее — смотреть на боль в его глазах. Несмотря на все мое отвращение к еде, я старалась есть больше и тем самым бороться с анорексией усерднее. Я хотела, чтобы футболка размера XS больше не висела на мне, как на вешалке, чтобы мама никогда не плакала на полу при виде моего веса и чтобы папа знал, что с его дочерью все будет хорошо.

Instagram content

View on Instagram

В чем проявлялось пищевое расстройство — это была анорексия, булимия, нервное переедание?

В основном это была анорексия — мне казалось, что я толстая, должна есть меньше или вообще ничего не есть, тренироваться часами, чтобы отработать обед. Переедания начали случаться во времена, когда я сама стала очень бояться анорексии. По-настоящему бояться. Но не знала, что с этим делать, как выбраться, и просто бесконтрольно срывалась на еду до боли в желудке.

Когда вы перешли черту и поняли, что все выходит из-под контроля? 

Я очень хорошо помню тот день, который послужил отправной точкой отсчета до выздоровления: выступление на сцене, косые взгляды зрителей и их шепот, переживание в глазах мамы, мое дикое стеснение своих выпирающих костей. Передо мной в голове будто пронеслись восемь месяцев болезни. Я почувствовала невероятную злость на то, что со мной стало. Увидела себя со стороны, как танцую на видео — это было ужасно. В тот день я окончательно взяла себя в руки и начала свой путь восстановления.

Instagram content

View on Instagram

Расскажите подробнее, как восстанавливались 

Восстановление заняло пять лет, и оно продолжается до сих пор. Думаю, от РПП нельзя полностью избавиться. Мне повезло, что этот внутренний щелчок произошел на самой ранней стадии болезни, благодаря чему моя история жизни не включает в себя фрагменты с бесплодием, депрессией и смертью от истощения. Мне очень страшно представить, что со мной было бы, если бы на протяжении всего пути меня не сопровождали мое жизнелюбие, любовь родителей и молодого человека, ведь не будь всего этого, никакого бы озарения не произошло, и болезнь могла бы победить. 

Я пыталась накачать мышцы и ела через «не хочу, не могу». Килограммы на плечах, строгий режим, две с половиной тысячи калорий в рационе, тренировки пять раз в неделю по два с половиной часа. Сама для себя тренер, а вместо зала комната родителей. Но мама и папа стали волноваться за меня еще сильнее: им было больно слушать стоны и рыдания своей малышки, которая изо всех сил «качалась» в их спальне. К слову, денег на штангу в нашей семье тогда не хватало, но меня не остановило и это: я нашла аналог — рюкзак с кирпичами, а также бутылки с песком. Но спустя месяц я все-таки решила накопить: писала сценарии, мыла пол, вытирала пыль, поливала деревья, расставляла в библиотеке книги. Мое трудолюбие и здесь не подвело — в итоге я ее купила. Это была маленькая победа, после которой был еще ряд других, и так шаг за шагом я смогла победить анорексию. Было невероятно сложно, но все получилось. До сих пор безмерно благодарна своим родным и близким за их поддержку и любовь. В каком-то смысле главным героем моей истории являюсь не я, а те, кто был рядом со мной в тот период.

Instagram content

View on Instagram

Ощущаете ли вы сейчас последствия от РПП? 

С тех тяжелых времен со мной остались вера в то, что я способна на многое, и осознание — чтобы тело было красивым, его достаточно просто любить. Однако если бы я рассказывала свою историю еще год назад, то обязательно бы поделилась переживаниями по поводу своего женского здоровья. Благо эта проблема осталась в прошлом, и сейчас мой организм восстановился. Глава жизни под названием «Анорексия» научила меня относиться к своему телу как к маленькому питомцу. Эта аллегория помогает мне понимать, как нужно поступать со своим телом, а как нельзя. Например, я бы никогда не хотела, чтобы беззащитного зверька кто-то называл «уродливым» и «толстым» или чтобы кто-нибудь заставлял его голодать и до истощения заниматься спортом. Питомец должен чувствовать к себе любовь и заботу, собственно говоря, как и наше тело. Я с большим трепетом отношусь к «своему зверьку»: ежедневно растягиваю мышцы, питаюсь тем, что требует мой организм, и с большой любовью смотрю на свое отражение в зеркале.

Instagram content

View on Instagram

Вы честно поделились своей историей с подписчиками — какую реакцию получили? 

История моего блога началась в 2017 году. Тогда я просто хотела иметь «свое место», где я рассказывала бы о жизни. Выкладывая первый пост, не могла даже предположить, что со временем моя история откликнется в сердцах сотен тысяч людей. На протяжении всего существования аккаунта я постоянно сталкивалась как с позитивным фидбэком, так и с негативным. Я была сильной и не сдавалась, когда люди из интернета отрицательно относились ко всему, что я освещала в профиле: свою историю болезни, то, как пою, какие советы по теме здорового образа жизни могу дать. Но я бы не смогла справиться без людей, которые меня читали, писали множество теплых слов и поддерживали.

Как считаете, почему важно говорить об этой проблеме вслух, в том числе и в соцсетях? 

Безусловно, в интернете очень важно раскрывать проблему принятия себя. Миром очень долго правили стандарты, тем самым вселяя в людей, особенно в маленьких девочек, неуверенность в себе, ощущение «неправильности» и комплексы. Очень важно донести до как можно большего количества людей то, что все мы уникальны, все тела красивы, а «недостатки» — это всего лишь наши особенности, и у нас нет причин не любить себя. Если дать себе помечтать, то только представьте — как же прекрасен мир, где каждый человек свободен от комплексов и чувствует себя счастливым в своем теле. Моя миссия заключается в том, чтобы реальный мир все больше походил на эту утопию.

Instagram content

View on Instagram