©  jessalizzi

Красота

Посттравматический рост: как 2020 год сделал нас сильнее

Доктор Оливия Ремес, исследователь в области психического здоровья Кембриджского университета, о том, почему травмы и неудачи — высокая цена, которую мы платим за уверенность и зрелость

Около шести месяцев назад в нашей жизни появился COVID-19, и мы до сих пор не знаем, когда он уйдет. За время пандемии у населения планеты резко усилились симптомы тревоги и депрессии (особенно это касается молодежи), также карантин привел к повышению риска развития серьезных психических нарушений, таких как обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). Во всем мире наблюдается рост безработицы, кто-то восстанавливается после заражения вирусом, а кто-то переживает потерю близких.

Когда кто-то заболевает, попадает в сложную ситуацию, как сейчас, или впадает в депрессию, ему, как правило, все вокруг твердят о том, как все плохо. При этом никто не говорит, что, преодолевая трудности и препятствия, мы можем стать сильнее. В науке такое явление называют «посттравматическим ростом».

Неудачи делают нас сильнее

Посттравматический рост не зависит от культуры или происхождения: он универсален для всех. Конечно, не у каждого пережившего серьезный стресс или травматический опыт человека наблюдается нечто подобное, но бесчисленные примеры показывают, что после выхода из сложной ситуации у нас появляется больше сил — этому есть научные доказательства.

У всех нас свои представления о мире. При этом большинство людей думают, что жизнь справедлива, и предполагают, что доживут до старости, — эти мысли дарят ощущение стабильности и помогают справляться с текущими проблемами. Но когда происходит что-то по-настоящему тяжелое или наступает кризис, наши убеждения рушатся. Мы понимаем, что для того, чтобы собраться и сохранить свое психическое здоровье, нам, возможно, придется пересмотреть собственные убеждения и изменить их в соответствии с новой реальностью.

Нечто подобное мы наблюдали во время пандемии. Поначалу было трудно совладать с тем, что люди называют «новой нормой»: с изменениями способов проведения досуга, с постоянной дезинфекцией и паранойей относительно болезни. Психическое здоровье людей резко ухудшилось. Но со временем мы стали понемногу привыкать к происходящему. Когда не было возможности пойти в ресторан и встретиться с друзьями, мы начинали получать удовольствие от новых способов коммуникации, менять свою жизнь и приспосабливаться к ситуации. Так мы постепенно снова встали на ноги.   

Не нужно бояться трудных времен

Пытаясь справиться с трудностями, мы начинаем задействовать самые сильные стороны своего характера, о которых, возможно, и не подозревали до этого. Например, замечаем новые возможности и осознаем, в каком направлении двигаться дальше. 

Согласно исследованиям, посттравматический рост — это кривая эмоционального обучения. Он происходит сам по себе, человек может и не подозревать об этом. Люди, пережившие тяжелейшие ситуации, такие как серьезная болезнь или автомобильная авария, оставившая их инвалидами, часто испытывали посттравматический рост. При этом многие из них просто пытались выжить, а некоторые даже сомневались, стоит ли продолжать существование. Через некоторое время после невзгод у людей появлялась внутренняя сила — словно маленький зеленый росток, прорастающий сквозь бетон. Некоторые начинали воспринимать событие, перевернувшее их жизнь, как нечто позитивное и даже были благодарны за то, что оно произошло. Кто-то говорил, что без трагического инцидента он не смог бы стать тем, кем является сейчас. Многие в корне меняли образ жизни и сворачивали с саморазрушительного пути, по которому шли до этого.

Внутренняя опора

Каждый раз, переживая трудности, мы будто обретаем внутреннюю опору. Она позволяет лучше справляться с возникающими проблемами и учит нас по-другому относиться к людям. В результате мы лучше адаптируемся к окружающей среде. 

В книге Джудит Виорст 1986 года «Необходимые утраты» раввин Гарольд Кушнер размышляет о том, как его изменила потеря сына: «После появления на свет и потери Аарона я стал более чувствительным человеком и более отзывчивым советником, чем был прежде. И я бы сразу отказался от всех этих достижений, если бы мог вернуть сына. Если бы я мог выбирать, я бы отказался от духовного роста и глубины, которой достиг в результате случившегося... Но у меня не было выбора».

Неудачи и регресс — высокая цена, которую мы платим за уверенность и зрелость, которые стремимся обрести. С помощью терапии нельзя измениться по щелчку пальцев, в то время как кризис потрясает нас до глубины души и может послужить толчком, который нам нужен, чтобы начать жить лучше.

Как жить дальше

Если вы переживаете какой-либо травматический опыт — будь то разрыв отношений, финансовый кризис или потеря близких, — не нужно отрицать, что вам плохо. Но чтобы сохранить психическое здоровье, нужно научиться отпускать ситуацию. Когда мы принимаем новую реальность, беспокойство исчезает, а мы начинаем чувствовать себя немного комфортнее, становимся более открытыми для новых возможностей и заряжаемся энергией.

В следующий раз, размышляя о произошедшей с вами травме, попробуйте такое упражнение: придумайте три преимущества, которые возникли в результате сложившихся обстоятельств, какими бы бессмысленными или глупыми они ни казались. Что случилось, что в этом хорошего и как вы изменились в результате? Это поможет вам встать на путь роста: стать более уверенным в себе, более находчивым и в целом более сильным человеком.

Доктор Оливия Ремес – исследователь в области психического здоровья Кембриджского университета.