© Съемки фильма «Однажды в… Голливуде»

Lifestyle

Как работает тест Бекдел на равноправие полов в киноиндустрии

В 1985 году мультипликатор Элисон Бекдел придумала простой шутливый тест, указывающий на недостаточную репрезентацию женщин на киноэкранах. 35 лет спустя релизы популярных фильмов все еще не проходят по его минимальным показателям

Старый как мир миф о том, что женщины разговорчивее мужчин, наука недавно опровергла, и люди согласились, что разговорчивость от пола не зависит. Но почему тогда на экранах у женщин реплик меньше, чем у мужчин?

Опубликованный в прошлом году отчет аналитического центра Университета Южной Калифорнии «Инициатива Фонда Анненберга по инклюзивности», занимающегося исследованием полноты социальной репрезентации и инклюзивности в индустрии развлечений, показал, что лишь 33,1 процента ролей со значительным количеством реплик в 100 самых популярных фильмах, вышедших в 2018 году, принадлежало женщинам. Эта статистика подтверждает то, что было давно понятно: многие женщины на экране безмолвны, их объективизируют, и нужны они в кадре за тем, чтобы развивались мужские сюжетные линии. Зачастую, даже когда женщины на экранах что-то говорят, это либо диалоги с мужчинами, либо их беседы между собой, которые не выходят за рамки обсуждения мужчин.

Впервые на проблему указала Элисон Бекдел, и случилось это довольно давно — хотя, пожалуй, стоило бы начать об этом говорить еще раньше. В 1985 году мультипликатор и художница комиксов нарисовала в рамках своей популярной серии Dykes to Watch Out For комикс под названием The Rule. Его сюжетная линия заключается в том, что две женщины обсуждают походы в кино, и одна из них в какой-то момент подмечает, что во всех релизах, которые она видела, есть как минимум две героини, которые друг с другом только и говорят, что о каком-нибудь мужчине. Бекдел задумывала это как шутку, насмешливый намек, что художественное кино слишком мало касается жизни женщин. Но получился настоящий удар в сердце общественных представлений. Так возник тест Бекдел (иногда его называют тестом или правилом Бекдел–Уоллес, потому что художница придумала эту идею вместе с подругой Лиз Уоллес) и стал мерилом равноправия полов. Сам тест максимально прост, и пройти его совсем нетрудно (для этого произведение должно содержать в себе хотя бы два женских персонажа, которые беседуют между собой о чем-либо, помимо мужчин), но множеству фильмов это не удается.

Кадр из фильма «Брачная история»

Исторически сложившаяся проблема

Несмотря на то что само по себе успешное прохождение теста Бекдел — вовсе не показатель феминистической сознательности фильма, большинство новых релизов не соответствуют даже его элементарным критериям. Исследование BBC 2018 года выявило, что меньше половины киноработ, которые получили «Оскар» за лучший фильм, проходят тест Бекдел. А если добавить трех последних победителей в этой номинации — «Форму воды», «Зеленую книгу» и «Паразитов», — то пропорция будет 50 на 50. Прогресс в отношении решения этой проблемы не назовешь линейным. В 2020 году три ленты в номинации на «Оскар» за лучший фильм («Ирландец», «1917» и «Ford против Ferrari») провалили тест, о трех ведутся споры («Брачная история», «Джокер» и «Однажды в… Голливуде»), и только три тест прошли («Паразиты», «Маленькие женщины» и «Кролик Джоджо»).

«Мы привыкли довольствоваться малым и притворяемся, что этого достаточно», — говорит Коррина Антробус, основательница лондонского фестиваля Bechdel Test Fest, посвященного прогрессивному отображению женщин на экранах. Она назвала целый ряд факторов, которые подкрепляют существующий порядок вещей: например, недостаток женщин-режиссеров и переизбыток съемочных площадок и киностудий, которыми руководят мужчины. И хотя именно на такие вещи стоит обращать внимание, когда пытаешься оценить, насколько хорошо тот или иной кинопроект отображает женщин, по ее мнению, тест Бекдел стал популярен потому, что он выступает в роли простой и легкодостижимой отправной точки. «То, что демонстрирует тест, имеет большую ценность, — добавляет она. — Он помогает нам задавать более глубокие вопросы и настраивает на более тщательное исследование того, кого и чего еще не хватает в кино».

Кадр из фильма «Ирландец»

© LANDMARK MEDIA / Alamy Stock Photo

Новые критерии успеха

В 2017 году сайт FiveThirtyEight запустил кампанию по созданию новой версии теста Бекдел, в рамках которой более 12 женщин разработали различные инструменты оценки гендерного и расового дисбаланса. Например, обладательница премии «Эмми», писательница Лена Уэйт предложила посмотреть, есть ли в фильме чернокожая женщина, занимающая позицию у власти и состоящая в здоровых отношениях. Актриса Рори Апхолд потребовала, чтобы рабочая команда на съемочной площадке состояла на 50 процентов из женщин. А писательница Нога Ландау просто хотела бы видеть, чтобы главные героини фильмов не умирали по ходу истории, не беременели или не становились источником проблем главного героя-мужчины. Результаты оценки 50 самых нашумевших фильмов 2016 года по этим обновленным критериям нельзя было назвать положительными.

Другие альтернативы тесту Бекдел возникли более естественным образом. Например, тест Мако Мори стал популярным благодаря социальной сети Tumblr и носит такое название в честь героини фильма Гильермо дель Торо «Тихоокеанский рубеж» (2013). Основной вопрос теста — есть ли в киноработе как минимум один персонаж-женщина, для которой действие развивается отдельно от сюжетной линии персонажа-мужчины, а не с целью ее подкрепить. Существуют и более юмористические идеи. Названный именем героини Шарлиз Терон в фильме «Безумный Макс: Дорога ярости» тест Фуриоса оценивает «феминистичность» фильмов согласно тому, насколько они разозлили активистов за права мужчин. А тест Sexy Lamp его автор, писательница Келли Сью ДеКонник, описала так: «Если в сценарии можно взять женщину и просто заменить ее на сексуальную лампу, и при этом сюжет особо не пострадает, то сценарист из тебя так себе».

Кадр из фильма «Безумный Макс: Дорога ярости»

© Moviestore/Shutterstock

Пора действовать

Новые тесты стали хорошим двигателем публичной дискуссии, но ни один из них не прижился так, как правило Бекдел. Отчасти это произошло потому, что большинство фильмов и близко не способны пройти ни один тест по оценке гендерного равенства, а тест Бекдел кажется выполнимым. Но главное его достоинство в том, что он относительно объективен. Правда в том, что пока почти все релизы не будут соответствовать минимальным феминистическим критериям, сложно требовать от индустрии чего-то большего, будь то интерсекциональность за кадром или съемки под руководством женщин. На сегодняшний день две героини, ведущие более или менее глубокие разговоры друг с другом — тот минимальный шаг, который предстоит сделать, чтобы достичь прогресса.

Стоит ли убеждать съемочные студии давать зеленый свет проектам, которые проходят тест Бекдел и вообще предполагают, что у женщин будут что-то значащие реплики? Возможно, стоит последовать примеру некоторых шведских кинотеатров, которые с 2013 года добавляют к описаниям фильмов рейтинги, оценивающие такие вещи, как, например, наличие или отсутствие гендерных предрассудков. Те фильмы, которые проходят тест Бекдел, получают наивысший рейтинг, а значит, привлекают больше людей.

Если вам кажется, что менять порядки в местных кинотеатрах — безрассудная задумка, последним способом как-то повлиять на ситуацию становится личный выбор в пользу фильмов, поддерживающих равноправие полов. Если вспомнить, что во многих странах (например, разных частях Европы) женщины — половина аудитории посетителей кинотеатров, стратегия обещает сработать, и изменения могут наступить довольно быстро. Согласно отчету фонда Анненберг, в созданных женщинами фильмах количество героинь, у которых есть значимые реплики, выше на 47,6 процента. Нам всем стоит взять инициативу в свои руки и поддерживать релизы, сценаристы и режиссеры которых — женщины. 

Кадр из фильма «Паразиты»

© Curzon Artificial Eye/Kobal/Shutterstock

Прогресс 2020 года

Интересно, что 2020 год богат на кинохиты, способные пройти тест Бекдел. Например, сериалы, которые зрители с упоением смотрели во время карантина: «Неортодоксальная», «Нормальные люди», «Убивая Еву» и «Я могу уничтожить тебя». Есть и несколько новых полнометражных фильмов со сложными женскими ролями: адаптация режиссера Отем де Уайлд романа Джейн Остин «Эмма», иронизирующая на тему конкурсов «Мисс мира» комедия Филиппы Лоуторп «Мисс Плохое поведение», история аборта Элизы Хиттман «Никогда, редко, иногда, всегда» и разворачивающийся на рабочем месте триллер Китти Грин «Ассистентка».

И хотя этот список может показаться впечатляющим, не стоит забывать, что телевидение, которое до сих пор считается менее значительным бизнесом, чем индустрия художественного кино, всегда уделяло женским ролям больше внимания. Существует большая вероятность, что когда накачанные тестостероном блокбастеры вроде «Не время умирать», «Дюна» или «Топ Ган: Мэверик» вернутся в расписание кинопоказов, весь этот прогресс откатится назад. 

«В утопическом мире нам не нужны были бы тесты, — говорит Антробус. — Мы бы верили, что киноиндустрия — место, где царит равноправие. Но сейчас есть лишь огромный дисбаланс». Именно поэтому, по ее мнению, нужно разработать метрику, которая привлекла бы внимание к несправедливой ситуации и бросила бы ей вызов. Именно так и работал в последние 35 лет тест Бекдел. Возможно, он не повлиял на индустрию так, как мог бы, но, если мы станем более настороженно относиться к тому, какой контент потребляем, наверняка почти все будущие релизы будут проходить его. Единственный способ услышать больше женских реплик на экранах — показать крупным киностудиям, что есть запрос общественности на репрезентацию женщин. Так мы поможем сделать еще один шаг в сторону равноправия на съемочных площадках и за кадром.

Кадр из сериала «Я могу уничтожить тебя»

© BBC/Various Artists Ltd and FALKNA/Natalie Seery