Что такое climate grief (те самые эмоции, которые вы испытали, узнав о катастрофе на Камчатке)

Автор Vogue Нила Бертон рассказывает, как побороть в себе страх перед климатическим кризисом 
Photo taken in Kamchatka Russia
Камчатка, Россия. Фото: Maksim Dâtlovskij / EyeEm

Впервые я ощутила боль и бессилие перед климатическими изменениями, когда мне было десять лет. В то время я, конечно, не подозревала, что у этого чувства есть название. У меня начались панические атаки, когда из новостей я узнала о цунами 2004 года в Индийском океане, в результате которого погибло более 230 тысяч человек в Индонезии, Таиланде, Шри-Ланке и Индии. Мне казалось, наступает конец света, а в его эпицентре очутились похожие на меня внешне люди. Ребенку не под силу было остановить происходящее. Но и сейчас я, взрослая женщина, все еще чувствую себя бессильной.

Если вы следите за происходящем в мире, наверняка вам хорошо знакомо чувство опустошения, сопровождающее мысли о климатическом кризисе. Ураганы без конца бушуют на Карибских островах, в Сибири, Калифорнии и Австралии горят леса, экологическая катастрофа произошла недавно на Камчатке — эти и другие трагические события, связанные с мировым экологическим кризисом, эмоционально травмируют многих из нас.

Доктор Деррик Себри Джуниор, специалист в области экопсихологии Мичиганской школы психологии, дает такое определение ставшему популярным на Западе термину climate grief: «Глубина осознания общепризнанной утраты того, что нельзя восполнить». Думаю, многие испытали это чувство, глядя на то, как пожары в Амазонии уничтожают миллионы акров многовековых лесов. Их уже никогда не восстановить до былого величия, и осознание этого факта способно парализовать кого угодно.

В турбулентные времена, когда человечество сражается с пандемией, скорбь, вызванная утратой экологического равновесия планеты, ощущается особенно остро. «Люди столкнулись с пустотой в сердце, у которой нет имени, — рассуждает биолог, автор материалов о индейском народе группы сиу на севере США и адвокат племенных общин Рут Хопкинс. — Компании-гиганты, занимающиеся добычей ископаемого топлива, продолжают бурить дорогу к забвению нашего мира. Они не просто разрушают способность планеты поддерживать жизнь, они уничтожают наши души».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Что такое climate grief

Ниилима Валланги, независимая журналистка из Бангалора в Индии, говорит, что небелокожие люди вынуждены постоянно испытывать последствия климатического кризиса на себе. Индия — страна, на которую приходится львиная доля экологических ударов: из 30 самых грязных и загазованных городов мира 22 находятся именно там. «Зачастую мне кажется, что у нас не было ни единого шанса правильно развиться. Сначала нас останавливал колониализм, а теперь — изменения климата», — говорит она. 

По мнению Валланги, скорбь по утере экологического равновесия — это «непреодолимое чувство отчаяния, тревоги и страха, охватывающие все внутри и парализующее человека, внушающее ему бессилие перед размахом проблемы и осознанием сложности поиска ее решения». 

Иман Масмуди, соосновательница и президент TŪNIQ, североафриканского кооператива ремесленников-производителей этичной одежды и тканей, считает, что скорбь по утрате экологического равновесия — чувство, которое она ясно ощущает каждый день. «Я в красках представляю потоки вредных химикатов, сочащихся в наши воды, выхлопы грузовых машин и кораблей по всему миру. Каждая секунда переполняет меня парализующим страхом», — говорит она.

Пожары в Калифорнии, сентябрь 2020

JOSH EDELSON

Как справиться с этим чувством

Climate grief — чувство важное и нужное. Но эмоции могут привести к бездействию, а этого нельзя допустить. Масмуди считает, что вера в хорошее — неотъемлемая часть исцеления. «Я позволяю себе скорбеть, но впадать в апатию — никогда, — объясняет она. — Нужно двигаться вперед. Я, например, концентрируюсь на каждом этично произведенном изделии, на работе моего кооператива».

Доктор Себри считает, что единение с природой может помочь справиться с болью, вызванной утратой экологического равновесия на планете. «Зачастую природа становится частью психотерапии, будь то целительные лесные прогулки или садоводство», — поясняет он. Время на воздухе необходимо не только для здоровья тела и духа. Эти минуты помогут почувствовать, почему экология так важна. «Говоря словами активистки в борьбе за гражданские права Одри Лорд: «Забота о себе — это не потакание собственным желаниям в угоду эго, это самосохранение, а значит, и акт политической борьбы», — продолжает доктор Себри. — Забота об окружающей среде и друг друге — действенный способ справиться со сложившейся ситуацией».

Климатическая забастовка в Берлине, 2020

Jana Kießer

Как превратить отчаяние в действие

Скорбь по утрате экологического равновесия, или climate grief, становится все более распространенным понятием. Однако это чувство знакомо не всем. Иногда оно чуждо даже тем, кто работает в сферах, относящихся к экологии напрямую. Доктор Жаклин Гилл, доцент палеоэкологии и экологии растений Университета Мэна, говорит, что предпочитает концентрироваться на поиске решений: например, «возврате к экологически устойчивым способам устройства жизни, которые служили человечеству верой и правдой тысячи лет». История для нее — источник надежды на выживание человечества. «Народ майя не исчез. Они поменяли свои привычки, отказались от больших городов с их иерархическими структурами. Пережили даже колониализм и геноцид», — говорит доктор Гилл.

Итак, как превратить climate grief в благие действия? Можно привлечь внимание к проблеме на Камчатке, всего лишь подписав петицию на сайте Greenpeace. Можно поддержать тех, кто давно находится на передовой войны с климатическим кризисом. Например, Amazon Watch или другие организации, оказывающие помощь жертвам лесных пожаров в США. Существуют кампании в защиту окружающей среды, такие как Global Climate Strike, члены которой призывают общественность к незамедлительным действиям, или Polluters Out, отслеживающие деятельность компаний по добыче и разработке ископаемого топлива. 

У боли можно многому научиться. Она способна вдохновить на борьбу, а также научить нас проявлять чуткость к чужому горю. Как говорит климатический психолог доктор Рене Лертзман: «Все мы герои одной истории. Скорбь — способ воссоединиться с жизнью. Она сигнализирует, что все мы часть чего-то большего».

Последствия цунами в Индонезии, январь 2005

Dimas Ardian