© Камчатка, Россия. Фото: Maksim Dâtlovskij / EyeEm

Lifestyle

Что такое climate grief (те самые эмоции, которые вы испытали, узнав о катастрофе на Камчатке)

Автор Vogue Нила Бертон рассказывает, как побороть в себе страх перед климатическим кризисом 

Впервые я ощутила боль и бессилие перед климатическими изменениями, когда мне было десять лет. В то время я, конечно, не подозревала, что у этого чувства есть название. У меня начались панические атаки, когда из новостей я узнала о цунами 2004 года в Индийском океане, в результате которого погибло более 230 тысяч человек в Индонезии, Таиланде, Шри-Ланке и Индии. Мне казалось, наступает конец света, а в его эпицентре очутились похожие на меня внешне люди. Ребенку не под силу было остановить происходящее. Но и сейчас я, взрослая женщина, все еще чувствую себя бессильной.

Если вы следите за происходящем в мире, наверняка вам хорошо знакомо чувство опустошения, сопровождающее мысли о климатическом кризисе. Ураганы без конца бушуют на Карибских островах, в Сибири, Калифорнии и Австралии горят леса, экологическая катастрофа произошла недавно на Камчатке — эти и другие трагические события, связанные с мировым экологическим кризисом, эмоционально травмируют многих из нас.

Доктор Деррик Себри Джуниор, специалист в области экопсихологии Мичиганской школы психологии, дает такое определение ставшему популярным на Западе термину climate grief: «Глубина осознания общепризнанной утраты того, что нельзя восполнить». Думаю, многие испытали это чувство, глядя на то, как пожары в Амазонии уничтожают миллионы акров многовековых лесов. Их уже никогда не восстановить до былого величия, и осознание этого факта способно парализовать кого угодно.

В турбулентные времена, когда человечество сражается с пандемией, скорбь, вызванная утратой экологического равновесия планеты, ощущается особенно остро. «Люди столкнулись с пустотой в сердце, у которой нет имени, — рассуждает биолог, автор материалов о индейском народе группы сиу на севере США и адвокат племенных общин Рут Хопкинс. — Компании-гиганты, занимающиеся добычей ископаемого топлива, продолжают бурить дорогу к забвению нашего мира. Они не просто разрушают способность планеты поддерживать жизнь, они уничтожают наши души».

Что такое climate grief

Ниилима Валланги, независимая журналистка из Бангалора в Индии, говорит, что небелокожие люди вынуждены постоянно испытывать последствия климатического кризиса на себе. Индия — страна, на которую приходится львиная доля экологических ударов: из 30 самых грязных и загазованных городов мира 22 находятся именно там. «Зачастую мне кажется, что у нас не было ни единого шанса правильно развиться. Сначала нас останавливал колониализм, а теперь — изменения климата», — говорит она. 

По мнению Валланги, скорбь по утере экологического равновесия — это «непреодолимое чувство отчаяния, тревоги и страха, охватывающие все внутри и парализующее человека, внушающее ему бессилие перед размахом проблемы и осознанием сложности поиска ее решения». 

Иман Масмуди, соосновательница и президент TŪNIQ, североафриканского кооператива ремесленников-производителей этичной одежды и тканей, считает, что скорбь по утрате экологического равновесия — чувство, которое она ясно ощущает каждый день. «Я в красках представляю потоки вредных химикатов, сочащихся в наши воды, выхлопы грузовых машин и кораблей по всему миру. Каждая секунда переполняет меня парализующим страхом», — говорит она.

Пожары в Калифорнии, сентябрь 2020

© JOSH EDELSON

Как справиться с этим чувством

Climate grief — чувство важное и нужное. Но эмоции могут привести к бездействию, а этого нельзя допустить. Масмуди считает, что вера в хорошее — неотъемлемая часть исцеления. «Я позволяю себе скорбеть, но впадать в апатию — никогда, — объясняет она. — Нужно двигаться вперед. Я, например, концентрируюсь на каждом этично произведенном изделии, на работе моего кооператива».

Доктор Себри считает, что единение с природой может помочь справиться с болью, вызванной утратой экологического равновесия на планете. «Зачастую природа становится частью психотерапии, будь то целительные лесные прогулки или садоводство», — поясняет он. Время на воздухе необходимо не только для здоровья тела и духа. Эти минуты помогут почувствовать, почему экология так важна. «Говоря словами активистки в борьбе за гражданские права Одри Лорд: «Забота о себе — это не потакание собственным желаниям в угоду эго, это самосохранение, а значит, и акт политической борьбы», — продолжает доктор Себри. — Забота об окружающей среде и друг друге — действенный способ справиться со сложившейся ситуацией».

Климатическая забастовка в Берлине, 2020

© Jana Kießer

Как превратить отчаяние в действие

Скорбь по утрате экологического равновесия, или climate grief, становится все более распространенным понятием. Однако это чувство знакомо не всем. Иногда оно чуждо даже тем, кто работает в сферах, относящихся к экологии напрямую. Доктор Жаклин Гилл, доцент палеоэкологии и экологии растений Университета Мэна, говорит, что предпочитает концентрироваться на поиске решений: например, «возврате к экологически устойчивым способам устройства жизни, которые служили человечеству верой и правдой тысячи лет». История для нее — источник надежды на выживание человечества. «Народ майя не исчез. Они поменяли свои привычки, отказались от больших городов с их иерархическими структурами. Пережили даже колониализм и геноцид», — говорит доктор Гилл.

Итак, как превратить climate grief в благие действия? Можно привлечь внимание к проблеме на Камчатке, всего лишь подписав петицию на сайте Greenpeace. Можно поддержать тех, кто давно находится на передовой войны с климатическим кризисом. Например, Amazon Watch или другие организации, оказывающие помощь жертвам лесных пожаров в США. Существуют кампании в защиту окружающей среды, такие как Global Climate Strike, члены которой призывают общественность к незамедлительным действиям, или Polluters Out, отслеживающие деятельность компаний по добыче и разработке ископаемого топлива. 

У боли можно многому научиться. Она способна вдохновить на борьбу, а также научить нас проявлять чуткость к чужому горю. Как говорит климатический психолог доктор Рене Лертзман: «Все мы герои одной истории. Скорбь — способ воссоединиться с жизнью. Она сигнализирует, что все мы часть чего-то большего».

Последствия цунами в Индонезии, январь 2005

© Dimas Ardian